Научиться жить без рабов и господ

Строки, уже два века не находящие достойного применения. Приправляйте эти слова, точно горькую микстуру, каким угодно соусом и какими угодно вариантами компромиссов и переходов. Изображайте будущее – будущим «белых воротничков» или полунищих, показывайте злую, но гордую Кубу, нищие, но безгосударственные сёла в Чьяпасе, или внешне красивую, но капиталистическую Швецию, или вообще не показывайте ничего, в качестве примеров своей мечты – сути это не изменит, меняется только дискурс. Как же часто мы ненавидим друг друга только от того, что через разные символы и разные слова доносим одно и то же – но непроизвольно трогаем друг у друга «священных коров»!

Я приветствую всех, кто готов написать на своих знамёнах призыв, упомянутый в начале этого текста – и кто действительно уверен, что это – суть нашей борьбы, а не одна из второ- или третьестепенных целей. Я выступаю за разумный диалог между нами – даже расколы и столкновения мнений (но подлинных мнений, а не «священных коров»!) поспособствуют нашему общему делу. Давайте поймём, наконец, снова – как нам освободить нашу планету вместе.

Collapse )

Химера 6-ти часового рабочего дня

"Реформисты – политическая полиция буржуазии внутри рабочего класса."

Л. Д. Троцкий

Вот только что прочла у Ромдорна панегирик 6-ти часовому рабочему дню.

<i>".....более глобальная задача - сокращение рабочего времени без потери в доходах."</i>

Да не задача это глобальная вовсе, а лживая химера.

Морковка перед ослом, который не желает думать.

Чтобы бежал быстрее и издох от работы раньше.

А потом хозяин запряжет другого осла....


Давайте посмотрим на последствия введения 6-ти часового рабочего дня в перспективе их развития.

Итак, собственники СП и их государство, идя навстречу нижайшим просьбам пролетариата, сократили рабочий день до 6-ти часов, а заработную плату не уменьшили.

Сразу возникает вопрос: а как там с интенсивностью труда, его производительностью, т.е. с тем, что определеяет степень эксплуатации пролетария, увеличили? Ну ладно, пусть степень эксплуатации осталась та же.

Но..... Ситуация развивает в условиях рынка и всей полноты власти у буржуазии.

Уменьшили рабочий день. Зарплату сохранили. Степень эксплуатации не изменили.

Следовательно пролетариат стал создавать меньше продукции при том же рыночном спросе, что неизбежно вызовет повышение рыночных цен. Покупательная способность заработной платы снизится(инфляция).

Пролетарий будет вынужден искать вторую, третью, .... десятую подработку.

ИТОГ: всё вернется на круги своя, но при этом степень эксплуатации пролетариата возрастет, что приведет к очередному ухудшению его жизни(ускорению износа рабочей силы)

ВОПРОС: Почему?

ОТВЕТ: Потому что система производственных отношений не изменилась. Изменить ее не позволяет вся полнота власти в руках буржуазии.

ВЫВОД:

Любая попытка улучшить положение пролетариата, без изменения существующей системы производственных отношений(отказа от капитализма), неотвратимо ведет только к ухудшению положения пролетариата.

Любимый тут многими БОД - туда же....))))


Левый фланг капиталистической обороны




Стадия деградирующего капитализма характерна именно тем, что никакие действия буржуазии или государства больше не могут служить на пользу пролетариату. Что  означает не только его принципиальную нереформируемость, но и то, что реформизм стал худшим врагом прогресса.  За время своего господства капитализм выработал множество действенных механизмов для защиты власти буржуазии: пропаганда СМИ, всевозможные демократические процедуры, включая обман буржуазных выборов, профсоюзы – эти специальные подразделения государства по надзору за рабочими, реформистские партии. Реформистские иллюзии насаждаются не только правящими, но и всевозможными оппозиционными группами буржуазии, как правыми, так и левыми. Свою далеко не скромную лепту в устойчивость системы вносят и так называемые «коммунистические», «революционные» партии, которые, по сути, являются крайне левым флангом капиталистической системы.

Наличие Программы-минимум у партии, провозглашающей себя коммунистической, революционной, – несмываемый и безошибочный маркер ее буржуазного характера.

Пролетарская революция как некая стратегическая перспектива декларируется практически всеми охранительскими партиями под коммунистическими вывесками. Приверженность революции на словах совершенно ни к чему не обязывает и никак не мешает этим партиям проводить буржуазную политику «в условиях сегодняшнего дня». Именно Программа-минимум является их настоящей и единственной программой. А упоминание о диктатуре пролетариата служит той же, что и революционные названия, задаче – дурачить рабочих.

[Программа минимум КПРФ]4. Программа-минимум

Программа-минимум предусматривает первоочередные меры по реализации стратегических целей партии. Эта программа вызрела в самых широких слоях трудящихся. Была поддержана ими на Народном референдуме, в ходе многочисленных протестных акций, манифестаций и собраний.

Поэтому в современных условиях КПРФ считает необходимым:

— установить власть трудящихся, народно-патриотических сил;

— остановить вымирание страны, восстановить льготы для многодетных семей, воссоздать сеть общедоступных детских садов, обеспечить жильём молодые семьи;

— национализировать природные богатства России и стратегические отрасли экономики, доходы этих отраслей использовать в интересах всех граждан;

— вернуть в Россию из зарубежных банков государственные финансовые резервы, использовать их на экономическое и социальное развитие;

— сломать систему тотальных фальсификаций при проведении выборов;

— создать реально независимую судебную систему;

— осуществить срочную программу мер по борьбе с бедностью, ввести государственный контроль над ценами на товары первой необходимости;

— пересмотреть законы, ухудшающие материальное положение граждан и позволяющие растаскивать природные ресурсы страны, прежде всего — закон о “монетизации” льгот, Трудовой, Жилищный, Земельный, Лесной и Водный кодексы. Не допустить повышения пенсионного возраста;

— восстановить ответственность власти за жилищно-коммунальное хозяйство, установить плату за жилищно-коммунальные услуги в размере не более 10% дохода семьи, прекратить выселение людей на улицу, расширить государственное жилищное строительство;

— увеличить финансирование науки, обеспечить учёных достойной заработной платой и всем необходимым для исследовательской деятельности;

— восстановить высокие стандарты всеобщего бесплатного среднего и высшего образования;

— обеспечить общедоступность и высокое качество здравоохранения;

— энергично развивать наукоёмкое производство;

— обеспечить продовольственную и экологическую безопасность страны, поддержать крупные коллективные хозяйства по производству и переработке сельхозпродукции;

— установить приоритет внутреннего долга перед внешним, компенсировать вклады населения, сгоревшие в годы губительных “реформ”;

— ввести прогрессивную шкалу налогообложения, освободить от уплаты налогов граждан с низкими доходами;

— повысить эффективность системы государственного управления, сократить число чиновников, расширить права трудовых коллективов и профсоюзов;

— создать условия для развития малого и среднего предпринимательства;

— обеспечить общедоступность культурных благ, пресечь коммерциализацию культуры, защитить русскую культуру как основу духовного единства многонациональной России, национальные культуры всех народов страны;

— оградить общество от пропаганды пошлости и цинизма в СМИ, осуществить доступ в государственные средства массовой информации всех политических сил, действующих в рамках закона, прекратить очернение российской и советской истории;

— принять самые решительные меры для подавления коррупции и преступности, пресечь практику искусственных банкротств, поставить заслон рейдерским захватам;

— укрепить обороноспособность страны, законодательно закрепить недопустимость использования Вооружённых Сил против народа, создания наёмной армии защитников капитала, расширить социальные гарантии военнослужащим и работникам правоохранительных органов;

— обеспечить территориальную целостность России и защиту соотечественников за рубежом;

— проводить внешнюю политику на принципах взаимного уважения стран и народов, способствовать добровольному восстановлению Союзного государства.

Всего этого можно добиться упорной борьбой с властью криминально-компрадорского капитала. Мы призываем всех трудящихся встать в ряды творцов и созидателей своего будущего.

[Программа минимум Коммунистов России]

Программа-минимум
Пойти по пути коммунистического развития можно только в результате социальной революции. Мы выступаем за революционные преобразования в три этапа:
На первом, национально-освободительном этапе необходимо освободить страну от власти транснационального капитала и, стоящих у него на службе, компрадорской буржуазии и коррумпированного чиновничества.
Мы должны объединить коммунистические и левые силы, что сейчас является главной задачей. Необходимо наладить тесное взаимодействие с антиолигархическими силами общества. Особая задача – формирование партийного ядра профессиональных партработников. В настоящий момент своей главной задачей партия видит объединение всех коммунистических организаций.


Программа минимум РКРП

[Рабочая партия России]

Возрождение Советской власти для спасения России от катастрофы — это наша программа-минимум. Только возродив Советы, объединив с их помощью все прогрессивные силы, трудящиеся остановят разрушение, и, взяв созидательный курс, обеспечат подчинение всех сфер общественной жизни своим интересам.

(и т.л. и т.д. Нет им числа....)\

Реформисты проповедуют поиск меньшего из зол, необходимость (во имя победы коммунистической революции, конечно же) так или иначе (посредством демократической революции или индустриализации, например) улучшать капитализм, экономическую борьбу в качестве необходимой ступеньки к борьбе политической, тактические союзы с различными группами буржуазии.

Оппортунисты могут хоть миллион раз повторить заклинание о том, что «борьба за каждую мелочь должна связываться с конечной политической целью» и о «перекидывании мостика от мелких сиюминутных требований к революционным», но так и останутся реакционерами, поскольку втягивают пролетариат в профсоюзный активизм, привлекают к участию в буржуазных выборах, подчиняют буржуазным группировкам под предлогом борьбы за демократизацию или индустриализацию.

Марксист сегодня лишь тот, кто распространяет признание диктатуры пролетариата до признания реакционным любого реформизма, любого участия в структурах и мероприятиях государства, союза с любыми группами буржуазии.

По материалу https://remir-bane.livejournal.com/6477.html

О событиях в Хабаровске

Массовые митинги на Дальнем Востоке проходят регулярно с 11 июля. Число участников на первой акции было от 5 до 35 тысяч. Во время следующего крупного шествия, которое прошло в прошлую субботу, на улицу вышло порядка 30 тысяч человек («Ведомости» сообщали даже о 80 000). Теперь в Хабаровске митинги проходят чуть ли не ежедневно. Шествия, пикеты и митинги проходят также в других городах России.

Без финансовых интересов здесь никак не обошлось. Завод АмурСталь снабжает металлом весь Дальний Восток. Этот завод достался в 2017 году трём компаньонам: Павел Бальский (50%), Николай Мистрюков (25%) и Лариса Стародубова (25%) (жена Сергея Фургала). Бальский - москвич уже почти было продал в 2019 году свою долю за 2.7 млрд. Но притормозил. Почему? Потому что выплыла тема моста на Сахалин. А это огромная стройка, куча металла. А завод АмурСталь — единственный на Дальнем Востоке завод, кто может “потянуть” без лишней логистики это строительство. Это перспектива на космические деньги. Поэтому в ноябре 2019 года в АмурСталь нагрянули московские силовики. Одновременно с обысками на АмурСтали проходит арест одного из учредителей Николая Мистрюкова с подозрением на сопричастность к давним убийствам. Тем самым убийствам, что сейчас пытаются пришить Фургалу.

Дело здесь, если говорить о народном протесте,  не в личности Фургала, он стал всего лишь символом несогласия населения края с имперской политикой Москвы. Арест Фургала — всего лишь повод для жителей Хабаровска выплеснуть свой накопившийся гнев в сторону ненавистной метрополии.

Организовать массовую толпу на улицах города не так-то просто. Всегда нужны серьезный повод, способный всколыхнуть людей и вывести их на улицу, и группа «заводил», призывающая и собирающая людей в конкретном месте. Два этих фактора совпали: отстранение «народного» губернатора возбудило население, а команда Фургала вовремя подсуетилась и запустила в сети призыв на сбор. На улицу была брошена группа «активистов» с мегафонами и заранее подготовленными плакатами. Увидев первые группы людей, уже «заряженное несправедливостью» население начало присоединяться, толпа стала расти как снежный ком.

Подавляющее большинство представлял простой народ разного возраста и, по внешнему виду, разного социального статуса, были даже люди с маленькими детьми. То есть толпа не рассчитывала на серьезное противодействие правоохранителей. По лицам и словам протестующих видно, что они искренне поддерживают выдвигаемые лозунги и готовы их отстаивать. Главные лозунги и плакаты были направлены на защиту Фургала: «Свободу Фургалу», «Я, мы, Фургал», и в адрес центра: «Позор Москве», «Мы хозяева в своем доме», «Вернуть столицу в Хабаровск». Позже появились единичные плакаты «Долой власть Москвы» и т. д. Затем стали появляться и социально-экономические требования.

Лидер хабаровских зюгановцев (КПРФ) Петр Перевезенцев вначале призвал хаборовчан ни в коем случае не выходить на улицы, соблюдать закон о митингах и ждать их разрешения. Но, уже через неделю он отчаянно ведет людей на площадь, пытаясь «оседлать» и возглавить народный протест. Под красными знаменами Перевезенцев подписывает вынесенное ему официальное предостережение и спокойно проводит немногочисленный митинг дальше. Полиция нисколько не мешает этому. И карманные сталинисты потребовали от федеральных и местных властей решить застарелые дальневосточные проблемы: бегство населения, отсутствие хорошо оплачиваемой работы, разграбление природных ресурсов. Неудивительно, что народный протест не может соединиться с марксизмом, а рабочий класс не может осознать свой политический интерес. Сталинизму нечего предложить рабочему классу. Он не способен сформулировать классовую пролетарскую политическую повестку. Он никогда не был и не будет пролетарским политическим движением.

Протесты, прошедшие после ареста Сергея Фургала, показывают готовность жителей Хабаровского края к солидарным коллективным действиям. Люди вышли на улицы, несмотря ни на что, и проявили свою волю. Хабаровчане, пусть и идеализируя образ губернатора, протестовали против имперской политики Кремля в отношении Дальнего Востока, выступали против обнищания и ухудшения уровня жизни, против лжи буржуазной пропаганды о всеобщем благосостоянии. На митингах вместе с политическими звучали и социально-экономические требования. Протест в Хабаровске выражает народное недовольство межклассового характера, в котором сплелись интересы наемных работников и мелкой буржуазии против крупного капитала – олигархов, чьи интересы представляет Москва.

Поэтому, до формулирования четких классовых требований социально-экономического и политического характера Хабаровский протест не поднялся. И пока, не смена отдельных лиц, а реальный переход власти к трудящимся, не станет основной повесткой протеста – подобная ситуация будет повторяться. Только борьба трудящихся за расширение политических и экономических прав, даст со временем практические основания для перехода всей полноты власти к собраниям работников на всех уровнях общества. Только соединение рабочего движения с марксизмом будет способствовать развитию классового и социалистического сознания пролетариата. Повсеместное внедрение прямой рабочей демократии, передача всей полноты власти и права принятия ключевых решений об общественной жизни собраниям трудящихся, студентов, пенсионеров и других групп угнетенного населения – вот основной политический интерес рабочего класса!

Дмитрий Васильев.

Возможен ли роботизированный капитализм?

Создание полностью автоматических производств - это, например, государственная программа в Германии и Японии. 

Но, если наемных работников заменят роботы, то что будет с производством прибавочной стоимости и с капитализмом? 

Ответы на эти вопросы дает доктор экономических наук Андрей Иванович Колганов:

Прибавочная стоимость будет продолжать производиться. Остается множество профессий, которые в обозримой перспективе невозможно автоматизировать, например наладчики, инженеры, ученые. Они-то и будут работать по найму и создавать прибавочную стоимость, используя такие орудия труда, как роботы и автоматы.

Однако с распространением автоматизации рабочие (операторы машин) будут заменены работниками творческого труда, а значит - вместо фактического подчинения капиталу останется только формальное

В процессе своей творческой деятельности работник свободен, а внешние рамки этой деятельности задаются капиталистом с целью максимизации прибыли, а не создания полезных вещей. 

Сейчас, пока творческих работников немного, капитал может создавать для них привилегированные условия и тем самым привязывать их к своим интересам. С ростом численности этого слоя работников возможности подкупа сокращаются. Так возникает основа для нового социального конфликта

Кроме того, процесс производства становится все более общественным из-за особенностей творческого труда и вступает в противоречие с частнокапиталистической формой присвоения. 

Роботизированный капитализм возможен только как сегмент в традиционном капитализме.

Всеобщий роботизированный капитализм не возникнет никогда.


О двух типах низовых организаций пролетариата

Хотелось бы поговорить о таких формах самоорганизации пролетариата, как профессиональные союзы и фабрично-заводские комитеты. Сегодня чуть ли не «из каждого левого утюга» можно слышать призыв к пролетариату организовываться в профсоюзы. А вот про организацию в фабрично-заводские комитеты эти самые «левые утюги» незаслуженно и, скорее всего, намеренно, преследуя цель отвлечения пролетариата от борьбы за политическую власть, — умалчивают. Лукаво умалчивают.

Давайте же проясним сущности, цели и возможности каждой из этих пролетарских организаций в плане классовой борьбы пролетариата и реализации его главного классового интереса.

Профсоюз

Антонио Грамши совершенно справедливо определил профсоюзы как «форму, которую рабочая сила, как товар, принимает и которую она только и может принять при капиталистическом строе, когда она организуется, чтобы господствовать на рынке».

Отсюда главная цель организации, смысл существования и деятельности любого профессионального союза - продажа на рынке труда рабочей силы по цене максимально приближенной к ее реальной стоимости.

Нет смысла писать, что это чрезвычайно ограниченная цель, временная цель, постоянно ускользающая, в условиях политической власти в руках буржуазии, цель, достижение которой нереализуемо. Ибо продажа рабочей силы по ее реальной ее стоимости автоматически означает обнуление прибавочной стоимости и исчезновение самого смысла экономической деятельности в условиях капиталистического способа производства на что буржуазия, обладая всей полнотой государственной власти, не пойдет никогда.

В виду явной ограниченности своих целей профсоюзы необходимо интегрированы в рыночную капиталистическую систему. 

Профсоюзы по своей сущности - это соглашательские организации пролетариата, ибо их главная функция в капиталистической системе - постоянно вести переговоры, договариваться с буржуазией. Для выполнения этой функции в каждом профсоюзе необходимо иметь целый штат чиновников-бюрократов, которые совсем неплохо живут на профсоюзные средства. Этакая рабочая аристократия, которая и определяет политику каждого профсоюза, всем в нем заправляет.

Потолком деятельности профсоюза является коллективный договор и постоянно слежение за хозяином средств производства, пытающегося этот договор обойти.

Так что даже для самых передовых профессиональных союзов максимально возможным пределом является экономическая борьба в рамках буржуазных законов, но не переходящая за грань законов, принимаемых буржуазией в своих буржуазных интересах.

ИТАК: Профсоюзы - это соглашательские, реформистские низовые пролетарские организации, которые выше своей главной цели: продажи рабочей силы по максимально возможной высокой цене, никогда не поднимутся. От слова "совсем".

Вся деятельность профсоюзов сводится к постоянному торгу с буржуазией, которая, обладая всей полнотой государственной власти, «одной рукой давая реформы, другой рукой всегда отбирает их назад, сводит их на нет, использует их для закабаления рабочих, для разделения их на отдельные группы, для увековечения наемного рабства трудящихся.»(Ленин, «О реформизме»).

С объединения в профессиональный союз классовая борьба пролетариата должна только начинаться, но ни коим образом ею не заканчиваться.

Фабрично-заводские комитеты

Фабрично-заводские комитеты, в которые пролетариат впервые самоорганизовался в период русской революции, принципиально отличны от профессиональных союзов пролетариата. ФЗК - являлись организациями подлинной революционной пролетарской демократии, выборные члены которых избирались на общем собрании коллектива наемных работников общим голосованием и могли быть таким же голосованием отозваны в любое время. Партийная и профессиональная принадлежность наемного работника значения не имела. Представители буржуазной администрации предприятия не могли избираться в ФЗК.

Цель деятельности ФЗК принципиально отлична от цели деятельности профсоюза. Если у профсоюза целью организации является продажа рабочей силы членов профсоюза по максимально возможной цене, то у ФЗК - это непосредственный контроль самих производителей(наемных работников) над производством, а то даже и за распределением произведенного продукта.

Таким образом, ФЗК не только не являются соглашательскими организациями пролетариата, как профсоюзы, а они «есть отрицание законности в промышленности», игнорируя рамки и ограничения буржуазного общества, «они стремятся сделать рабочий класс источником власти над промышленностью». 

Появляющиеся в эпоху революционных изменений, ФЗК  сами есть инструмент этих изменений. Революция есть динамическое движение преобразования. Революция не терпит окаменевших и консервативных форм, поэтому и ФЗК, как подлинно пролетарские органы пролетарской революции, полностью свободны от какой-либо бюрократии.

ИТАК: Фабрично-заводские комитеты - это уже революционные низовые пролетарские организации. Именно в этих организациях, наемные работники на практике учатся управлять средствами производства и распределять произведенные продукты «без мудрого пастуха».

ФЗК - это основная революционная единица рабочего самоуправления, без которой ни революционная диктатура пролетариата, ни победа над частной собственностью, невозможны. Это могильщик капитализма, ибо от рабочего контроля вначале, фабрично-заводские комитеты неотвратимо перейдут к взятию в свои руки всего процесса общественного производства, а тот, кто управляет производством - тот управляет всем обществом.

О диктатуре НАД пролетариатом (Р.Люксембург)

"Как против инфекций и болезнетворных микробов самым действенным, очищающим и исцеляющим средством служит свободное воздействие солнечных лучей, так и сама революция и ее принцип обновления, вызванный ею [подъем] духовной жизни, активности и моральной ответственности самих масс, сиречь широчайшая политическая свобода как ее форма, — единственное исцеляющее и очищающее солнце.)

Практика социализма требует подлинного духовного переворота в массах, веками деградировавших под буржуазным классовым господством. Социальные инстинкты вместо эгоистических; массовая инициатива вместо костности; идеализм, позволяющий преодолеть все страдания, и т. д. и т. д. Никто не знает этого лучше, не говорит об этом убедительнее, не повторяет это упорнее, чем Ленин. Но он целиком ошибается в выборе средств. Декрет, диктаторская власть фабричных надсмотрщиков, драконовские наказания, террор — все это паллиативы. Единственный путь к возрождению: школа самой общественной жизни, неограниченная широчайшая демократия, общественное мнение. Именно господство террора деморализует.

Если все это отбросить, то что останется в действительности? Ленин и Троцкий поставили на место представительных учреждений, вышедших из всеобщих народных выборов, Советы как единственное истинное представительство трудящихся масс. Но с подавлением политической жизни во всей стране неизбежно будет все более затухать и жизнь в Советах. Без всеобщих выборов, неограниченной свободы печати и собраний, свободной борьбы мнений замирает жизнь в любом общественном учреждении, она превращается в видимость жизни, деятельным элементом которой остается одна только бюрократия. Общественная жизнь постепенно угасает, дирижируют и правят с неуемной энергией и безграничным идеализмом несколько дюжин партийных вождей, среди них реально руководит дюжина выдающихся умов, а элита рабочего класса время от времени созывается на собрания, чтобы рукоплескать речам вождей, единогласно одобрять предложенные резолюции. Итак, по сути — это хозяйничанье клики; правда, это диктатура, но не диктатура пролетариата, а диктатура горстки политиков, т. е. диктатура в чисто буржуазном смысле, в смысле господства якобинцев (перенос сроков созыва съездов Советов: с раз в три месяца до раз в шесть месяцев).
Более того: такие условия должны привести к одичанию общественной жизни — покушениям, расстрелам заложников и т. д.
Это могущественный объективный закон, действия которого не может избежать никакая партия.

Основная ошибка теории Ленина — Троцкого состоит именно в том, что они, как и Каутский, противопоставляют диктатуру демократии. «Диктатура или  демократия» — такова постановка вопроса как большевиками, так и Каутским. Последний решает для себя вопрос, естественно, в пользу демократии, а именно буржуазной  демократии, ибо именно ее он противопоставляет как альтернативу социалистическому перевороту. Ленин — Троцкий, напротив, решают в пользу диктатуры в противовес демократии и тем самым диктатуры горстки людей, т. е. буржуазной  диктатуры. Таковы два противоположных полюса, оба равноудаленные от истинной социалистической политики. Пролетариат, берущий в свои руки власть, никак не может, действуя по доброму совету Каутского, под предлогом «незрелости страны» отказаться от социалистического переворота и посвятить себя только демократии, не совершив предательства по отношению к себе самому, Интернационалу, революции. Он обязан и должен как раз немедленно, самым энергичным, самым решительным, самым беспощадным образом начать социалистические преобразования, следовательно, осуществлять диктатуру, но диктатуру класса,  а не партии или клики, [осуществлять] диктатуру класса, т. е. [действовать] при самой широкой гласности, при самом деятельном беспрепятственном участии народных масс, при неограниченной демократии.

«Как марксисты, мы никогда не были идолопоклонниками формальной демократии»,— пишет Троцкий. Конечно, мы никогда не были идолопоклонниками формальной демократии. Мы никогда не были и идолопоклонниками социализма или марксизма. Но разве отсюда следует, что мы можем выбросить на свалку и социализм, марксизм а-ля Кунов — Ленш — Парвус, когда он становится для нас неудобным? Троцкий и Ленин — живое отрицание такого подхода. Мы никогда не были идолопоклонниками формальной демократии — это значит только одно: мы всегда отличали социальное ядро от политической формы буржуазной  демократии, мы всегда вышелушивали горькое ядро социального неравенства и несвободы из сладкой оболочки формального равенства и свободы — не для того чтобы ее выбросить, а для того чтобы подзадорить рабочий класс: он не должен ограничиться оболочкой, а, напротив, [должен] завоевать политическую власть, дабы наполнить ее новым социальным содержанием. Историческая задача пролетариата, когда он приходит к власти, — создать вместо буржуазной демократии социалистическую демократию, а не упразднить всякую демократию. Однако социалистическая демократия не начинается лишь на обетованной земле, когда создан базис социалистической экономики, не является готовым рождественским подарком храброму народу, который тем временем верно поддерживал горстку социалистических диктаторов. Социалистическая демократия начинается одновременно с уничтожением классового господства и строительством социализма. Она начинается с момента завоевания власти социалистической партией. Она есть не что иное, как диктатура пролетариата.

Так точно: диктатура! Но эта диктатура заключается в способе применения  демократии, а не в ее упразднении, в энергичных, решительных вторжениях в благоприобретенные права и экономические отношения буржуазного общества, без чего невозможно осуществить социалистический переворот. Но эта диктатура должна быть делом класса,  а не небольшого руководящего меньшинства от имени класса, т. е. она должна на каждом шагу исходить из активного участия масс, находиться под их непосредственным влиянием, подчиняться контролю всей общественности, опираться на растущую политическую сознательность народных масс.

Конечно, большевики именно так бы и действовали, если бы не страдали от навязанных им ужасов мировой войны, германской оккупации и всех связанных с этим чрезвычайных трудностей, которые не могли не исказить любую социалистическую политику, преисполненную самых лучших намерений и самых прекрасных принципов.

Можно понять все, что происходит в России и образует неизбежную цепь причин и следствий. Ее звенья, исходное и конечное, таковы: несостоятельность германского пролетариата и оккупация России германским империализмом. Нельзя требовать от Ленина и его товарищей сверхчеловеческого, ожидать еще и того, чтобы они при таких обстоятельствах оказались бы способны сотворить чудо, создав самую прекрасную демократию, самую образцовую диктатуру пролетариата и процветающую социалистическую экономику. Своим решительным революционным поведением, своей образцовой энергией и своей нерушимой верностью интернациональному социализму они, право же, сделали достаточно из того, что было возможно сделать в столь дьявольски трудных условиях.

Опасность начинается тогда, когда они нужду выдают за добродетель, хотят теперь по всем пунктам теоретически зафиксировать навязанную им этими фатальными условиями тактику и рекомендовать ее международному [пролетариату] как образец социалистической тактики, достойной подражания. Тем самым они не только совершенно неоправданно зарывают свои действительные, неоспоримые исторические заслуги в груде вынужденных ошибочных шагов, но и оказывают плохую услугу международному социализму, во имя которого сражались и страдали, стремясь внести в его арсенал в качестве новых открытий все перекосы, обусловленные в России чрезвычайными обстоятельствами, в конечном же счете явившиеся следствием банкротства интернационального социализма в этой мировой войне.

Пусть германские правительственные социалисты вопят, что господство большевиков в России — это искаженная картина диктатуры пролетариата. Если она была или является таковой, то только потому, что она — результат поведения германского пролетариата, которое было искаженной картиной социалистической классовой борьбы.

Все мы подвластны закону истории, а социалистическая политика может осуществляться лишь в международном масштабе. Большевики показали, что они могут все, что только в состоянии сделать истинно революционная партия в границах исторических возможностей. Они не должны стремиться творить чудеса. Ибо образцовая и безошибочная пролетарская революция в изолированной стране, истощенной мировой войной, удушаемой империализмом, преданной международным пролетариатом, была бы чудом.

Дело заключается в том, что надо отличать в политике большевиков существенное от несущественного, коренное от случайного. В этот последний период, когда мы находимся накануне решающих последних боев во всем мире, важнейшая проблема социализма, самый жгучий вопрос времени — не та или иная деталь тактики, а способность пролетариата к действию, революционная активность масс, вообще воля к установлению власти социализма. В этом отношении Ленин и Троцкий со своими друзьями были первыми,  кто пошел впереди мирового пролетариата, показав ему пример; они до сих пор все еще единственные,  кто мог бы воскликнуть вместе с Гуттеном: «Я отважился!»*
Вот что самое существенное и непреходящее  в политике большевиков. В этом  смысле им принадлежит бессмертная историческая заслуга: завоеванием политической власти и практической постановкой проблемы осуществления социализма они пошли впереди международного пролетариата и мощно продвинули вперед борьбу между капиталом и трудом во всем мире. В России проблема могла быть только поставлена. Она не могла быть решена в России, она может быть решена только интернационально.
И в этом смысле  будущее повсюду принадлежит «большевизму»."

Люксембург Р. "Русская революция. Критическая оценка слабости". 1918г

Заменят ли роботы и БОД труд рабочих?

В последнее время в информационном пространстве стали не редко попадаться сообщения, сюжеты, статьи интервью и т.д. на тему замены рабочего класса роботами. Для марксистов этот информационный мусор выглядит очень глупо, однако большинство обывателей принимает его всерьёз. Зачем правящему классу нужна очередная страшилка для рабочих, думаю, понятно – мол, благодарите холопы, что имеете хоть какую-то работу, а будете «качать права», то быстро заменим послушным роботом. 

Так грозит ли рабочему классу замена роботами? Насколько вообще актуальна эта проблема? Давайте разберёмся.

Рассмотрим норму прибавочной стоимости, характеризующую степень эксплуатации рабочей силы. Я приводил формулу Маркса для стоимости товара 

W=c+v+m, 

где с – стоимость израсходованных средств производства, 

v – стоимость рабочей силы и 

m – прибавочная стоимость. 

Вы уже знаете, что средства производства (с) лишь переносят свою стоимость на производимый товар и не создают ни грамма новой стоимости. Новую стоимость (v+m) создаёт лишь живой труд рабочих, который выражается в стоимости рабочей силы (v). 

Рабочие, во-первых, создают эквивалент стоимости своей рабочей силы, а во-вторых, создают прибавочную стоимость для капиталиста. Таким образом, если в формуле стоимости товара мы приравняем к нулю стоимость рабочей силы (не будем использовать живой труд), то формула примет следующий вид  

W=c+о+о, W=с. 

Collapse )

Что есть диктатура общественного класса по своей сущности?

Мне приходилось встречать множество мнений на предмет толкования людьми такого понятия, как «диктатура пролетариата», «диктатура буржуазии», в общем, что такое «диктатура общественного класса» в классом обществе экономической эпохи. Были мнения, что диктатура класса — это и право на насилие, и экономическое господство в обществе, и государственная власть, и особая форма политической власти, и т.д., и т.п. Чего только не попадалось.

Но это все лишь конкретные частности диктатуры общественного класса. Некотрые из них необходимо быть должны, а другие могут и не быть вовсе, если контретные исторические условия не потребут обратного.

Однако, давайте поразмышляем, совершив восхождение от конкретно-частного к абстрактно-общему, чтобы выяснить главную сущность понятия «диктатура общественного класса» в классовом обществе. То основное, что определяет все бесчисленные следствия.

Диктатура класса это полный контроль процесса общественного производства.

Главным процессом, первичным процессом по отношению ко всему остальному без всякого исключения в человеческом обществе, является процесс общественного производства. Этот вывод сделанный материалистами является ключевым для материалистического понимания всех сторон жизни человеческой цивилизации. 

Следовательно, содержание понятия «диктатура общественного класса» заключается в управлении и контроле главного, первичного ко всему, определяющего всё остальное, процесса общественного производства

Тот класс, который владеет средствами производства, управляет ими и распределяет в обществе произведенный продукт, тот и осуществляет свою диктатуру.

В классовом обществе класс непосредственных производителей отделен от процесса общественного производства классом-владельцем СП, который не только владеет СП на правах частной собственности, но и управляет производством и от распределяет произведенный продукт. Таким образом, класс контролирующий процесс общественного производства, определяет и управляет жизнью всего общества человечьего в целом, господствует в нем.

Революции и контрреволюции

В жизни любого классового общества неотвратимо наступает момент, когда появляющиеся качественно новые орудия труда людей, технологии, развитие знаний общества об окружающем мире требуют изменения процесса общественного производства на качественно новый. Это противоречие, антагонистический конфликт консерватизма производственных отношений с прогрессом производительных сил, который остановить невозможно. Как грибы после дождя, возникают революционные ситуации, некоторые из которых, заканчиваются отстранением старого господствующего (контрреволюционного) класса от власти классом революционным.

И, если революционный класс смог взять под свой полный контроль средства производства, управление ими и распределение произведенного продукта, т.е. взял под контроль весь процесс общественного производства в целом, а не одну его только часть, то это означает установление революционным классом своей диктатуры в обществе

В этом случае откат назад и контрреволюция становятся абсолютно невозможными. 

Если же революционному классу не удалось по каким либо причинам взять под контроль весь процесс общественного производства в целом, он вообще не смог это сделать или взял смог взять под свой контроль только частично, — это означает то, что революционный класс не смог установить своей диктатуры в обществе. 

В этом случае откат назад и торжество контрреволюции неотвратимы.

Диктатура пролетариата

Диктатура общественного класса пролетариата отличается от все остальных диктатур общественных классов в классом обществе только одним, тем, что в этом случае процесс общественного производства берется под полный контроль самим производителем непосредственно. 

Удаляется класс-посредник(владелец СП) и, тем самым, классовое деление общества теряет всякий смысл, становится не нужным и, постепенно исчезает вместе с диктатурой пролетариата.