smeshinka01

Category:

Социалистическое распределение

В работе «Критика Готской программы» Маркс рассматривает две формы оплаты труда: по количеству (времени) труда и по продукту труда. На первый взгляд, действует такая связь - меньше времени отработал, меньше продукта произвел, меньше получил; больше времени отработал, больше продукта произвел, больше получил. Здесь имеется прямо пропорциональная зависимость, и существенной разницы между формами оплаты не видно.

Но допустим, что рабочий выпускает не одну деталь, а некоторую их номенклатуру. Совершенно одинаковыми для рабочего они не будут. На одних он может заработать больше, на других - меньше. Теперь уже ему не все равно, как тратить рабочее время, что выпускать. Здесь возникает противоположность между интересами рабочего и общества. Если сила на стороне общества, то оно заставит рабочего выпускать то, что нужно, удовлетворяясь даже небольшой зарплатой. Такой случай в нашей стране был в тридцатые годы. Тогда миграция крестьян в города создавала избыток рабочих, найти работу было трудно, и рабочие соглашались делать то, что требуется за небольшую зарплату. После пятидесятых годов было создано слишком много рабочих мест. Народное хозяйство стало испытывать недостаток трудовых ресурсов. Теперь рабочие стали сильнее общества, и им удавалось выпускать то, что им выгодно, даже если это ненужно обществу. То, что не нужно, так или иначе, уничтожалось, приходило в негодность, нужных продуктов становилось меньше. В конечном счете,  на руках у трудящихся денег оказалось  втрое больше, чем у государства товаров, государство обанкротилось.

Для того чтобы интересы рабочих не входили в противоречие с интересами общества, труд должен оплачиваться по его естественной мере - времени (с учетом интенсивности труда). Тогда рабочему будет все равно что выпускать, его заработок будет зависеть только от затрат его физических и нервных усилий. Только в этом случае общество сможет планировать производство.

Почему же время является естественной мерой труда? 

Потому, что является таковым на практике - рабочее время составляет содержание стоимости товаров. Все товары как отдельные качества не сравнимы между собой. Сравнимыми их делает то, что они продукты человеческого труда. Только как продукты человеческого труда они являются товарами, только как стоимости они сравнимы между собой, и их общей количественной мерой в качестве стоимостей служит рабочее время. Но в стоимости это рабочее время представлено как средняя величина, устанавливаемая за спиной производителя. В социалистическом распределении индивидуальное рабочее, время работника, затраченное на производства предметов потребления, непосредственно служит мерой распределения по труду и  объектом планирования.

Исследования  буржуазного экономиста 18 века Давида Рикардо установили, что стоимость товаров определяется трудом, затраченным на их производство. Из этого положения социалисты делали вывод, что товары должны доставаться самому производителю. Так появилось распределение по продукту труда при социализме. Эта формула распределения имеет свое материальное основание в жизни мелкого индивидуального товаропроизводителя, который получает свой доход от реализации продукта собственного  труда. Здесь действительно происходит распределение по продукту, но исторически такая форма распределения характерна только для первой стадии развития капитализма – стадии буржуазного развития, который начинается ликвидацией феодальной собственности в результате буржуазной революции и заканчивается разорением крестьян и превращением их в наемных рабочих. Таким образом, распределение по продукту труда есть буржуазная форма распределения, это идеальная формула товарного, в том числе и капиталистического производства, и приводит к наемному труду.

Таким образом, социалистическое распределение есть распределение по количеству труда, сталинизм слегка изменяет определение, добавляя сюда только одно слово: социалистическое распределение  есть распределение по количеству и качеству труда, и социалистическое распределение  превращается в свою противоположность – в распределение буржуазное, распределение по продукту труда. С точки зрения количества труда  труд тачечника более интенсивный, чем труд архитектора (персонажи из работы Энгельса «Анти-Дюринг»). С точки зрения количества и качества труда труд архитектора стоит дороже труда тачечника, так как в стоимость труда архитектора входят затраты на его обучение. Точно также как раб обученный стоит дороже раба необученного. Т.е. когда заходит речь о качестве труда, то труд представляется как товар, стоимость которого зависит от издержек  его производства, то есть стоимость квалифицированного труда включает и издержки на обучение. 

Но сталинизм никогда не придавал такого значения своей формуле, которое вытекает из ее непосредственного анализа.  В ней всегда имелось в виду не сам труд, иначе это явно указывало на труд – товар, на наемный характер труда, сталинизм подразумевал в этой корявой формуле, что труд измеряется количеством и качеством его продукта.

Итак, вместо социалистического распределения по количеству труда сталинизм подсовывает буржуазное распределение по продукту труда. Это искажение марксизма сразу бросается в глаза тому, кто приступает к его изучению и, тем не менее,  ни один экономист, ни один «марксист» наших дней не возмутился подменой. Дело в том, что искажение марксизма дело не только бюрократической верхушки. Получать большую зарплату за легкий квалифицированный  труд - это экономический интерес целого класса, класса работников умственного труда - интеллигенции. Интересно, насколько умственный характер труда способствует выживаемости интеллигенции даже сегодня, когда население России вымирает из-за низкого уровня жизни. Как говорит статистика, даже  при более низкой зарплате смертность среди работников умственного труда ниже, чем среди рабочих.  Поэтому искажение марксизма было делом всего класса работников умственного труда. Если учесть всю массу искажений, которые бросаются в глаза изучающему марксизм и нашу историю, то кажется, что это был заговор работников умственного труда против рабочего класса. Одни придумывали искажения, другие несли их в массы, третьи делали вид, что никаких искажений ни в марксизме, ни в истории нет.

В свое время такое искажение оправдывалось. В первые годы советской власти интеллигенция получала в пять раз больше, чем рабочий, В сталинские времена разница увеличилась до 20 раз и более, а с учетом прочих льгот, которые имели руководящие работники, разницу даже трудно посчитать. Однако потом интеллигенция сама попала в яму, которую вырыла для рабочих. В 80-е годы бесплатность обучения, его доступность, привели к тому, что различных специалистов было выпущено столько, что их количество превысило общественную потребность, а зарплата  опустилась ниже зарплаты рабочих.  Сказалось действие закона товарного производства, согласно которому, если предложение товара превышает спрос на него, то цена этого товара падает. За что интеллигенция боролась, на то и напоролась. Надо писать, наверно, отдельную книгу о страданиях интеллигенции от своего собственного мелкобуржуазного социализма в  СССР.

В связи  с тем, что понятие социалистического  распределения  было подменено на буржуазное распределение, сталинская бюрократия даже не поняла, как же следует отменить товарные отношения, когда появилась возможность перейти к социализму через такую отмену.

То, что отмена товарных отношений осуществляется путем  перехода к социалистическому распределению вытекает из следующего. Если труд оплачивается его продуктом, то сам продукт получает свойство быть стоимостью, он несет на себе стоимость, которая уплачена за продукт при его изготовлении. Таким образом, продукт приобретает товарные свойства, становится единством потребительной и меновой стоимости. Отмена же товарных отношений заключается в том, что рабочему изготовленный им продукт не оплачивается, учитывается только время труда с учетом его интенсивности, затраченное на изготовления этого продукта. В этом случае сам продукт не становится стоимостью, он без всякой оплаты поступает потребителю, но ведь это и есть социалистическое распределение по количеству (времени) труда. (Для рабочего  затраченное  время  служит мерой, за которое выдается столько продукции, сколько изготовлено за такое же время. Причем, так получают только рабочие, а не члены их семей, все иждивенцы: старики, дети  содержатся за счет всего общества).

Так вот,  возможность перейти к бестоварному научному рабочему социализму появилась через 20 лет после Октябрьской революции. К 1937 г. крестьянство в результате коллективизации было объединено в колхозы. Ликвидация индивидуального товаропроизводителя, который не знает другой формы обмена кроме товарной, и было тем моментом, когда возможен был переход к социализму в результате отмены товарных отношений. Но к этому времени в экономике  господствовала сделка, премиальная и  тарифная системы, коллективная сделка в форме хозрасчета,  причем все это признавалось за социалистические формы распределения. При этом становится непонятно, как можно отменить товарное производство, не отменяя распределение по труду. 

И каждый раз, когда в сталинские времена поднимался вопрос об отмене товарных отношений, правящая партия говорила, что еще рано. Десятилетия сталинских репрессий ликвидировали тот, воспитанный Лениным контингент, который помнил еще о бестоварном социализме,  и который периодически поднимал этот вопрос, так что  во  времена Хрущева таких голосов уже не было слышно.

http://marxizm.narod.ru/text/soc_raspredelenie.htm

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.