Tags: диктатура пролетариата

Механизм диктатуры рабочих, солдат и крестьян

Большевики всегда выступали за господство уже негражданского общества, а свободного общества над «государством», полугосударством, отмирающим «государством», над чиновниками, и за отмирание полугосударства, права. Они выступали за власть общественной политической организации в виде Съезда Советов, как полугосударства, уже не государства, не парламента, где депутаты - представители буржуазных классов являются профессионалами, получающими зарплату. Вся власть уже после Октября 1917 г. принадлежала Съездам Советов, а не государству, которое было сразу уничтожено. В Октябре 1917 г. возникла система диктатуры (демократии) пролетариата. В 1918 г. уже начали передавать рабочим в собственность заводы, фабрики и диктатура пролетариата становится диктатурой рабочих, солдат, крестьян, но процесс передачи был отстановлен смертью В.И. Ленина и приходом к власти Джугашвили в начале 1923 года.

Части системы, механизма диктатуры «пролетариата» - это есть части целой политической системы, которые состояли из общества и отмирающего полугосударства, где «государство» в лице СНК РСФСР перевернуто под общество советов и у него в подчинении - это уже половина государства, отмирающего «государства». 

Отмирающее «государство» в лице СНК РСФСР, его наркоматов было уже перевернуто под советское общество, под авторитет власти Съездов Советов, у которых была вся власть. В этом состоял весь смысл государственного переворота власти, и её отмирания. 

Collapse )

Об отличии грядущей пролетарской революции от всех предшествующих.

Неоднократно в полемике с товарищами и господами сообщества «Новый Рабочий» с их стороны звучало утверждение, что переходу к коммунистическому способу производства должно предшествовать обязательное развитие коммунистических предприятий при капитализме, внутри капиталистической общественной формации.

Уважаемые товарищи и господа, это не так! Пролетарская революция отлична от всех других революций, ей предшествовавших.

Любая социальная революция является определенным историческим периодом времени, во течении которого класс, носитель новых производственных отношений устанавливает свое политическое господство в обществе. Пролетарская революция тоже подходит под это определение, но по своим условиям и сущности коренным образом отличается от революций прошлого.

Прошлые революции, только меняли способы общественного производства в условиях частной формы собственности на СП, т.е. заменяли господство одного эксплуататорского класса другим: это проявлялось в замене одной формы собственности другой, одного типа привилегий другим типом. Пролетарская же революция означает конец всех форм частной собственности, привилегий и эксплуатации. Поэтому:

— глобальный, мировой характер империализма делает обязательным и мировой характер пролетарской революции;

— впервые в человеческой истории один и тот же класс пролетариев является одновременно и эксплуатируемым, и революционным, что определяет неразрывную диалектическую связь его борьбы как класса эксплуатируемого и как класса революционного, т.е. развитие революционной борьбы обусловлено усилением и расширением борьбы пролетариата как эксплуатируемого класса.

— впервые в человеческой истории революционный класс является одновременно классом эксплуатируемым и, в силу этого такого обстоятельства, не может опираться ни на какой экономический потенциал при завоевании политической власти. Поэтому, в отличие от прошлого, взятие пролетариатом политической власти должно предшествовать переходному периоду от капитализма к коммунизму, во время которого прежние производственные отношения разрушатся и заменятся новыми.

Пролетарская демократия против демократии буржуазной

То, что власть в любом буржуазном государстве "принадлежит народу" можно обнаружить в любой буржуазной Конституции любой буржуазной страны, ну а то, что фактически властью распоряжается государственная бюрократия в интересах класса буржуазии - можно увидеть на ее улицах....

Игра народовластия с государственной бюрократией в теннис. Французский стиль...
Игра народовластия с государственной бюрократией в теннис. Французский стиль...

Почему же так происходит? Буржуазный парламентаризм с прямыми выборами депутатов отчуждает народ от власти, хотя народовластие в виде декларации присутствует в любой буржуазной Конституции. 

Все дело в:

а) прямых выборах, когда депутаты выбираются большим количеством избирателей прямым способом и, 

б) разделении властей на три независимые(условно независимые) ветви: законодательную, исполнительную, судебную.

В работе "Гражданская война во Франции" Марксом хорошо показано, что разделение властей на три ветви приводит к резкому снижению роли парламента и, фактически полновластному господству исполнительной власти в лице многочисленной армии чиновников(бюрократии), т.к. именно в руках последней сосредоточены все непосредственные рычаги управления, силовой аппарат принуждения, материальные ресурсы. 

Законодатели же(парламент), в виду большой самостоятельности и обособленности исполнительной власти(независимости ветвей власти) просто физически не в состоянии контролировать их деятельность в то время, как судьба законов, принимаемых парламентариями, целиком зависит именно от исполнительных структур.

Collapse )

Что такое Советы

Наряду с мифом о социализме в СССР, не меньшее место в нашей истории занимает миф о «советской власти», свергнутой, якобы, только в 1993г. Факт гораздо более ранней ликвидации советской власти игнорируют даже практически все те, кто понимают капиталистическую природу СССР, не говоря уж о троцкистах. Между тем, этот факт был зарегистрирован Троцким еще накануне его свершения. Говоря о политической системе, определяемой проектом конституции 1936г., он пишет: 

«Правда, после некоторых колебаний реформаторы решили по-прежнему именовать государство советским. Но это лишь грубая политическая подстановка, продиктованная теми же соображениями, в силу которых империя Наполеона продолжала именоваться республикой. Советы, по самой сути своей, суть органы классового государства и не могут быть ничем иным. Демократически выбранные органы местного самоуправления суть муниципалитеты, думы, земства, все, что угодно, но не советы. Общегосударственное законодательное учреждение на основе демократической формулы есть запоздалый парламент (вернее – его карикатура), но ни в коем случае не верховный орган советов» (Л. Троцкий «Преданная революция», НИИ культуры, М., 1991, стр. 216-217).

Collapse )

Заявление в политбюро ЦК РКП(б) о внутрипатрийном положении от 15.10.1923г. (письмо 46-ти)

Секретно
В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП
15 октября 1923г.

Чрезвычайная серьезность положения заставляет нас (в интересах нашей партии, в интересах рабочего класса) сказать вам открыто, что продолжение политики большинства Политбюро грозит тяжкими бедами для всей партии.

Начавшийся с конца июля этого года хозяйственный и финансовый кризис со всеми вытекающими из него политическими, в том числе и внутрипартийными, последствиями безжалостно вскрыл неудовлетворительность руководства партией как в области хозяйства, так и особенно в области внутрипартийных отношений.

Случайность, необдуманность, бессистемность решений ЦК, не сводящего концов с концами в области хозяйства, привели к тому, что мы при наличии несомненных крупных успехов в области промышленности, сельского хозяйства, финансов и транспорта, успехов, достигнутых хозяйством страны стихийно, не благодаря, а несмотря на неудовлетворительное руководство, или вернее, на отсутствие всякого руководства, не только стоит перед перспективой приостановки этих успехов, но и перед тяжелым общеэкономическим кризисом.

Мы стоим перед близящимся потрясением червонной валюты, которая стихийно превратилась в основную валюту до ликвидации бюджетного дефицита; перед кредитным кризисом, когда Госбанк без риска тяжкого потрясения более не может финансировать не только промышленность и торговлю промышленными товарами, но и закупку хлеба для экспорта; перед остановкой сбыта промышленных товаров вследствие высоких цен, которые объясняются, с одной стороны, полным отсутствием планомерного организаторского руководства в промышленности, с другой стороны, неверной кредитной политикой; перед невозможностью осуществления хлебоэкспортной программы, вследствие невозможности закупать хлеб; перед крайне низкими ценами на пищевые продукты, разорительными для крестьянства и грозящими массовым сокращением сельскохозяйственного производства; перед перебоями в выдаче зарплаты, вызывающими естественное недовольство рабочих; перед бюджетным хаосом, непосредственно создающим хаос в государственном аппарате, — революционные приемы сокращений при выработке бюджета и новых явочных сокращений при его реализации стали из переходных мер постоянным явлением, которое непрерывно сотрясает госаппарат и вследствие отсутствия плана в сокращениях, сотрясает его случайно, стихийно.

Все это суть некоторые элементы уже начавшегося хозяйственного кредитного и финансового кризиса. Если не будут немедленно приняты широкие, продуманные, планомерные и энергичные меры, если нынешнее отсутствие руководства будет продолжаться, мы стоим перед возможностью необычайно острого хозяйственного потрясения, неизбежно связанного с внутренними политическими осложнениями и с полным параличом нашей внешней активности и дееспособности. А последняя, как всякому понятно, нужна нам теперь больше, чем когда-либо, от нее зависят судьбы мировой революции и рабочего класса всех стран.

Точно так же в области внутрипартийных отношений мы видим ту же неправильность руководства, парализующую и разлагающую партию, что особенно ярко сказывается во время переживаемого кризиса.

Мы объясняем это не политической неспособностью нынешних руководителей партии: наоборот, как бы мы не расходились с ними в оценке положения и в выборе мероприятий к его изменению, мы полагаем, что нынешние руководители при всяких условиях не могут не быть поставлены партией на передовые посты рабочей диктатуры. Но мы объясняем это тем, что под внешней формой официального единства мы на деле имеем односторонний приспособляемый к взглядам и симпатиям узкого кружка подбор людей и направление действий. В результате искаженного такими узкими расчетами партийного руководства партия в значительной степени перестает быть тем живым самодеятельным коллективом, который чутко улавливает живую действительность, будучи тысячами нитей связанным с этой действительностью.

Вместо этого мы наблюдаем все более прогрессирующее, уже почти ничем не прикрытое разделение партии на секретарскую иерархию и мирян, на профессиональных партийных функционеров, подбираемых сверху, и прочую партийную массу, не участвующую в общественной жизни.

Это факт, который известен каждому члену партии. Члены партии, не довольные тем или иным распоряжением ЦК или даже Губкома, имеющие на душе те или иные сомнения, отмечающие про себя те или иные ошибки, неурядицы и непорядки, боятся об этом говорить на партийных собраниях, более того, боятся беседовать друг с другом, если только собеседник не является совершенно надежным человеком в смысле неболтливости: свободная дискуссия внутри партии фактически исчезла, партийное общественное мнение заглохло. В наше время не партия, не широкие ее массы выдвигают и выбирают губкомы и ЦК РКП. Наоборот, секретарская иерархия партии все в большей степени подбирает состав конференций и съездов, которые все в большей степени становятся распорядительными совещаниями этой иерархии.

Режим, установившийся внутри партии, совершенно нестерпим, он убивает самодеятельность партии, подменяя партию подобранным чиновничьим аппаратом, который действует без отказа в нормальное время, но который неизбежно дает осечки в моменты кризисов и который грозит оказаться совершенно несамостоятельным перед лицом надвигающихся серьезных событий.

Создавшееся положение объясняется тем, что объективно сложившийся после X съезда режим фракционной диктатуры внутри партии пережил сам себя.

Многие из нас сознательно пошли на непротивление такому режиму. Поворот 21-го года, а затем болезнь тов. Ленина требовали, по мнению некоторых из нас, в качестве временной меры диктатуры внутри партии. Другие товарищи с самого начала относились к ней скептически или отрицательно. Как бы то ни было, к XII съезду партии этот режим изжил себя. Он стал поворачиваться своей оборотной стороной. Внутрипартийные сцепы стали ослабляться.

Партия стала замирать. Крайние оппозиционные, уже явно болезненные течения внутри партии стали приобретать антипартийный характер, ибо внутрипартийного товарищеского обсуждения наболевших вопросов не было. А такое обсуждение без труда вскрыло бы болезненный характер этих течений как партийной массе, так и большинству их участников. В результате — нелегальные группировки, выводящие членов партии за пределы последней, и отрыв партии от рабочих масс.

Хозяйственный кризис в Советской России и кризис фракционной диктатуры в партии, в случае если бы создавшееся положение не было в ближайшем будущем радикально изменено, нанесут тяжелые удары рабочей диктатуре в России и российской коммунистической партии. С таким грузом на плечах диктатура пролетариата в России и гегемон ее — РКП не могут не войти в полосу надвигающихся новых мировых потрясений иначе, чем с перспективой неудач по всему фронту пролетарской борьбы. Разумеется, было бы на первый взгляд самым простым решить вопрос в том смысле, что сейчас ввиду всей обстановки нет и не может быть места для постановки вопроса об изменении партийного курса, постановки в порядок дня новых и сложных задач и пр. и пр. Но совершенно очевидно, что такая точка зрения была бы позицией казенного закрывания глаз на действительное положение, так как вся опасность в том и состоит, что действительного идейного и действенного единства — перед лицом исключительно сложной внутренней и внешней обстановки — нет. В партии ведется борьба тем более ожесточенная, чем более глухо и тайно она идет. Если мы ставим перед ЦК этот вопрос, то именно для того, чтобы дать скорейший и наименее болезненный выход раздирающим партию противоречиям и немедленно поставить партию на здоровую основу. Реальное единство в суждениях и действиях необходимы. Надвигающиеся испытания требуют единодушного, братского, совершенно сознательного, исключительно активного, исключительно сплоченного действия всех членов нашей партии.

Фракционный режим должен быть устранен, и это должны сделать в первую очередь его насадители: он должен быть заменен режимом товарищеского единства и внутрипартийной демократии.

Дабы реализовать все вышеизложенное и принять необходимые меры к выходу из хозяйственного, политического и партийного кризиса, мы предлагаем ЦК как первый и неотложный шаг созвать совещание членов ЦК с наиболее видными и активными работниками, с тем чтобы список приглашенных включил в себя ряд товарищей, имеющих взгляды на положение, отличные от взглядов большинства ЦК.


ПОДПИСИ К ЗАЯВЛЕНИЮ В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП О ВНУТРИПАРТИЙНОМ ПОЛОЖЕНИИ ОТ 15 ОКТЯБРЯ 1923 ГОДА

[Spoiler (click to open)]Е. Преображенский

Б. Бреслав
Л. Серебряков
Не соглашаясь с некоторыми пунктами этого письма, объясняющими причины создавшегося положения, считая, что партия подошла вплотную к вопросам, которые не могут целиком быть разрешены практиковавшимися до сих пор
методами, я вполне присоединяюсь к заключительному выводу настоящего письма.
А. Белобородов 11 октября 1923
С предложениями целиком согласен, хотя с некоторыми пунктами мотивировки расхожусь.
А. Розенгольц
М. Альский
В основном мысли этого обращения разделяю. Потребность в прямом и откровенном подходе ко всем нашим болячкам так назрела, что целиком поддерживаю предложение созыва указанного совещания, дабы наметить
практические пути, способные вывести из накопившихся затруднений.
Антонов-Овсеенко
A. Венедиктов
И. Н. Смирнов
Ю. Пятаков
B. Оболенский (Осинский)
Н. Муралов
Т. Сапронов
Положение в партии и международное положение такое, что требуют необычайного напряжения и единства партийных сил, больше, чем когда бы то ни было. Присоединяясь к заявлению, рассматриваю его исключительно как попытку
воссоздания сплоченности в партии и подготовки ее к наступающим событиям. Естественно, что в настоящий момент не может быть речи о внутрипартийной борьбе в какой бы то ни было форме. Необходимо, чтобы ЦК трезво оценил
положение и принял срочные меры к устранению недовольства внутри партии, а также беспартийных масс.
А. Гольцман 12 октября 1923
В. Максимовский 11 октября 1923
Л. Сосновский
Данишевский
П. Месяцев
Т. Хоречко
Не согласен с рядом оценок в первой части заявления, не согласен с рядом характеристик внутрипартийного положения. В то же время глубоко убежден, что состояние партии требует принятия радикальных мер, ибо в партии
в настоящее время не благополучно. Практическое предложение разделяю целиком.
А. Бубнов 11 октября 1923
A. Воронский
B. Смирнов
Е.Бош
И.Бык
В. Косиор
Ф. Локацков
С оценкой экономического положения совершенно согласен. Ослабление политической диктатуры в настоящий момент считаю опасным, но освежение необходимо. Совещание нахожу совершенно необходимым.
Каганович
Дробнис
П. Коваленко
A. Е. Минкин
B. Яковлева
С практическим предложением вполне согласен.
Б. Эльцин
Подписуюсь с оговоркой тов. Бубнова.
М. Левитин
С теми же оговорками Бубнова подписываюсь, не разделяя ни формы, ни тона, факт которых тем более убеждает меня согласиться с практической частью данного заявления.
И. Палюдов
О. Шмидель
Н. Ваганъян
Ин. Стуков
А. Лобанов
Рафаил
C. Васильченко
Мих. Жаков
А. М. Пузаков
Н. Николаев
Так как в последнее время я стоял несколько в стороне от работы партийных центров, поэтому воздерживаюсь от суждения 2-х первых абзацев в вводной части, в остальном согласен.
Аверин
Согласен с изложением части хозяйственного и политического положения страны. Считаю, что в части, рисующей внутрипартийное положение, допущено некоторое сгущение. Совершенно необходимо немедленно принять меры для
сохранения единства партии.
И. Богуславский

Не вполне согласен с первой частью, в которой говорится о хозяйственном положении страны, последнее действительно очень серьезно и требует к себе чрезвычайно внимательного отношения, но до сих пор партия не выдвинула
людей, которые сумели бы лучше руководить тех, которые до сих пор руководят. По вопросу же о внутрипартийном положении считаю, что во всем сказанном есть значительная часть правды, и считаю необходимым принять срочные меры.
Ф. ДудникПРИМЕЧАНИЕ:

Преображенский Е.А (1886-13.07.1937)
Бреслав Б.А (1882-21.04.1937)
Серебряков Л.П (1890-01.02.1937)
Белобородов А.Г (1891-10.02.1938)
Розенгольц А.П (1889-15.03.1938)
Альский М. (А.О) (1892-4.11.1936)
Антонов-Овсеенко В.А (1883-08.02.1938)
А. Венедиктов ?
Смирнов И.Н (1881-25.08.1936)
Пятаков Г.Л (1890-30.01.1937)
Оболенский (Осинский) В.В (1887-01.09.1938)
Муралов Н.И (1877-01.02.1937)
Сапронов Т.В (1887-28.09.1937)
Гольцман А.З (1894-погиб 05.09.1933)
Максимовский В.Н (1887-умер в ссылке 11.1941)
Сосновский Л.С (1886-03.07.1937)
Данишевский К.Ю.Х (1884-08.01.1938)
П. Месяцев ?
Хоречко Т.И (1893-1937)
Бубнов А.С (1884-01.08.1938)
Воронский А.К (1884-13.08.1937)
Смирнов И.Н (1881-25.08.1936)
Бош Е.Б (1879-умерла 01.1925)
Бык (Бек) И.М (1882-05.10.1936)
Косиор В.В (1891-30.03.1938)
Локацков Ф.И (1881-30.10.1937)
Каганович ?
Дробнис Я.Н (1890-01.02.1937)
П. Коваленко ?
Минкин А.Е (1887-13.01.1955, в 1939 осужден на 8 лет)
Яковлева В.Н (1885-11.09.1941, расстрел)
Эльцин Б.М (1875-27.11.1937)
Левитин М.Ф( 1891 - 08.02.1938)
И. Палюдов ?? (быть может Полюдов Е.В 1887-1937)
Шмидель О.К (1889-07.10.1937)
Ваганъян, Тер-Ваганян В.А (1893-25.08.1936)
Стуков И.Н (1887-04.11.1936)
А. Лобанов ?
Рафаил (Фарбман Р.Ф, 1893-1966, в 1933 осужден на 5 лет)
Васильченко С.Ф (1884-1937)
Жаков М.П (1893-1936)
А. М. Пузаков ?
Н.И. Николаев ?
Аверин В.К (1884-28.12.1945 в 1937 осужден на 8 лет, убит неизвестным)
Богуславский М.С (1886-01.02.1937)

Ф. Дудник ?

Ссылка

В.И. Ленин в работе "Государство и революция" против оппортунистов Сталина, Зюганова и пр.

В.И. Ленин об опыте Парижской коммуны, о героизме попытки коммунаров.

В.И. Ленин приводит несколько примеров.

Во - первых, когда К.Маркс ещё до Коммуны в 1870 г. назвал свержение правительства глупостью, а уже в марте 1871 г., когда рабочим навязали бой, они его приняли и восстание стало фактом, то уже К. Маркс это приветствовал.

Во - вторых, пример с Г.В. Плехановым, который в ноябре 1905 г. поощрял борьбу рабочих и крестьян, а уже в декабре 1905 г. кричал " не надо было браться за оружие".

В.И. Ленин анализируя работы К. Маркса подчеркивает, что опыт, практика масс, революционной социальной материи первична, а уже теория, обобщение отражения закономерностей классовой борьбы - вторичны, чем уже занимаются единицы представителей революционных пролетарских классов! Однако без революционной теории о классовой борьбе не может быть самой революции, её движения. Восстание может быть, а революции - нет. Если опыт дает новые революционные знания, то уже обобщенные знания ведут пролетарские класс, народные массы в революцию, и к её развитию.

В.И. Ленин выделил эту мысль К. Маркса так: "В массовом революционном движении ... "он видел громадный важности исторический опыт", известный шаг вперед всемирной пролетарской революции, практический шаг, более важный чем сотни программ и рассуждений".

Анализируя этот опыт, нужно извлечь уроки и пересмотреть на основании его свою теорию - это был вывод К. Маркса, потом В.И. Ленина.

По этой причине вносится "поправка" к "Коммунистическому Манифесту" К. Марксом и Ф. Энгельсом на основании революционного опыта парижских коммунаров. В последнем предисловие к новому немецкому изданию "Коммунистического Манифеста" говорится, что программа "Коммунистический Манифест" уже " теперь местами устарела".

Что же нового увидел К. Маркс?

1. В.И. Ленин подчеркивает, что рабочий класс "не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей", то есть не может овладеть, владеть и использовать государство буржуазных классов в своих интересах, так как оно создано, чтобы самому быть господином над пролетариатом, чтобы экономить его рабочую силу в свою пользу, чтобы урезать её в свою пользу. Пролетариат не может владеть, распоряжаться и пользоваться буржуазными классами, и его государством. Государство - это зверь буржуазных классов, который вооружен клыками, острыми когтями и его можно и нужно, только, убить!

2. В.И. Ленин продолжает мысль: " Рабочий класс должен разбить, сломать "готовую государственную машину, а не ограничиваться простым захватом её",  то есть зверя буржуазных классов нужно убить! Государство - это аппарат насилия, который обеспечивает выжимание, изъятие и присвоение в частную или государственную собственность чужой физической, или умственной силы, в том числе полученную в результате выжимки добавочного труда, то есть это - экономия чужой силы, то есть это - экономика на чужой силе. Другое дело, экономить на природе, получать ренту, но это уже не формационный способ производства, а "азиатский".

К. Маркс прямо написал Кугельману, что новый опыт, новая революционная практика Французской революции в том, что нужно " не передать из одних рук в другие бюрократически-военную машину... а сломать её". Общим существенным свойством социально-экономической революции является то, что нужно "сломать бюрократически - военную государственную машину".
Во-первых, нужно сломать бюрократию государства - особый буржуазный класс, который профессионально занимается социальным, политическим, экономическим насилием, принуждением, управлением пролетарскими классами за деньги.
Во - вторых, нужно сломать, разбить  военных чиновников, офицерское сословие, которые обеспечивают экономию на штыках, с помощью судов, тюрем. В-третьих, сломать нужно государственную машину, разбить целое на части, чтобы машина не могла работать против пролетариат, экономить на жизни пролетарских классов.

В.И. Ленин говорит не только об общей сути революции, но и  об её особенностях:

1. Может быть так, что ломать нечего, что нет "бюрократически - военной государственной машины", тогда революция возможна без предварительного условия разрушения "готовой государственной машины", так было в Англии, когда она была чисто капиталистической без военщины, без бюрократии. Однако в 1917 г. уже эпоха первой великой империалистической войны, и уже нужно обязательно ломать военщину, бюрократизм.

Сегодня в странах Европы нет собственной военщины, но там войска НАТО, а точнее США, и их нужно разбить, сломать. Так было в Югославии, где НАТО разбил и СФРЮ, и национальные вооруженные силы. Так было в 2014 г. на Украине, где своя военщина слабая, и нужно было разбить, сломать всю наемную военщину!

В Европе, в условиях глобализма, очень организована бюрократия в Европейском Союзе (Европейский Парламент, Европейский Суд, Правительство), которая господствует над всеми национальными государствами, и она способна перебросить силы, средства туда, где будет рваться слабое звено капитализма.

2. В.И. Ленин видит особенности в силах, которые будут ломать"бюрократически - военную государственную машину". Бывает, что революции не затрагивают большую часть низов, классов, как было с буржуазными революциями. Например, политическая буржуазная революция в СССР, России в 1991- 93 г. была связана с переходом от советского государственного капитализма к частному капитализму путем приватизации, и в ней не участвовал советский пролетариат, он не взял оружие, и не вышел на защиту Советского парламента (Верховного Совета). Так было в Чили и других странах.

Однако бывают пролетарские революции, но сам пролетариат не составляет большинство народа. В 1917 г., как известно, рабочий класс был меньшинством всех пролетарских классов, причем находился в основных городах, но его ведущая политическая роль была не в силу его численность, а в силу того, что он занимал господствующее положение в современном тогда способе производства.
В.И. Ленин подчеркивает, что пролетарские, социально-экономические революции должны быть народными, так как "бюрократически - военная государственная машина" господствует, угнетает не только пролетарские классы, но и народ. В качестве примера В.И. Ленин привел Русскую революцию 1905-07 годов, которая пыталась опереться на союз пролетариата с крестьянством, где оба класса уже составляли народ. Крестьянство было мелкобуржуазным классом и Ленин пишет о необходимости свободного союза беднейшего крестьянства с пролетариями, так как " без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование. Уже после Октября 1917 г. В.И. Ленин написал, что в 1917 г. произошла пролетарская революция в городах, а в 1918 г. началась вторая революция, то есть крестьянская.

Сегодня уже класс специалистов занимает господствующее положение в современном способе производства и он является политическим ведущим классом всего пролетариат, в том числе рабочего класса, который уже занимает место силы, так как ещё дает товарную продукцию, продукты питания. В товарах уже застывает электрическая сила машин, умственная сила специалистов, что составляет до 70-80% всей стоимости продукции, а остальное приходится на физическую силу рабочего класса, который уже в большинстве случаев сам является оператором машин, а стоимость его физической силы ничтожна по сравнению с затратами умственной силы, которая, как правило, не измеряется, и не оплачивается. Крестьянства уже нет или оно ничтожно. Есть социальная группа пенсионеров, которые живут на отложенную зарплату на старость. Есть дачники - собственники и труженики в одном лице (до 40 млн. участков) - семейное коллективное натуральное хозяйство пенсионеров. В совокупности с пролетариатом они составляют народ - силу народной революции.

Пролетариат, его ведущая часть никогда не был и не будет большинством народа, но он будет ведущей силой всех пролетарских революций, цель которых сломать, разбить "бюрократически - военную государственную машину" буржуазии.

(Ссылка на работу В.И. Ленина "Государство и революция", ПСС, том 33, стр. 36-40.)

http://aleksgor.blogspot.com/2018/01/blog-post_11.html

О диктатуре НАД пролетариатом (Р.Люксембург)

"Как против инфекций и болезнетворных микробов самым действенным, очищающим и исцеляющим средством служит свободное воздействие солнечных лучей, так и сама революция и ее принцип обновления, вызванный ею [подъем] духовной жизни, активности и моральной ответственности самих масс, сиречь широчайшая политическая свобода как ее форма, — единственное исцеляющее и очищающее солнце.)

Практика социализма требует подлинного духовного переворота в массах, веками деградировавших под буржуазным классовым господством. Социальные инстинкты вместо эгоистических; массовая инициатива вместо костности; идеализм, позволяющий преодолеть все страдания, и т. д. и т. д. Никто не знает этого лучше, не говорит об этом убедительнее, не повторяет это упорнее, чем Ленин. Но он целиком ошибается в выборе средств. Декрет, диктаторская власть фабричных надсмотрщиков, драконовские наказания, террор — все это паллиативы. Единственный путь к возрождению: школа самой общественной жизни, неограниченная широчайшая демократия, общественное мнение. Именно господство террора деморализует.

Если все это отбросить, то что останется в действительности? Ленин и Троцкий поставили на место представительных учреждений, вышедших из всеобщих народных выборов, Советы как единственное истинное представительство трудящихся масс. Но с подавлением политической жизни во всей стране неизбежно будет все более затухать и жизнь в Советах. Без всеобщих выборов, неограниченной свободы печати и собраний, свободной борьбы мнений замирает жизнь в любом общественном учреждении, она превращается в видимость жизни, деятельным элементом которой остается одна только бюрократия. Общественная жизнь постепенно угасает, дирижируют и правят с неуемной энергией и безграничным идеализмом несколько дюжин партийных вождей, среди них реально руководит дюжина выдающихся умов, а элита рабочего класса время от времени созывается на собрания, чтобы рукоплескать речам вождей, единогласно одобрять предложенные резолюции. Итак, по сути — это хозяйничанье клики; правда, это диктатура, но не диктатура пролетариата, а диктатура горстки политиков, т. е. диктатура в чисто буржуазном смысле, в смысле господства якобинцев (перенос сроков созыва съездов Советов: с раз в три месяца до раз в шесть месяцев).
Более того: такие условия должны привести к одичанию общественной жизни — покушениям, расстрелам заложников и т. д.
Это могущественный объективный закон, действия которого не может избежать никакая партия.

Основная ошибка теории Ленина — Троцкого состоит именно в том, что они, как и Каутский, противопоставляют диктатуру демократии. «Диктатура или  демократия» — такова постановка вопроса как большевиками, так и Каутским. Последний решает для себя вопрос, естественно, в пользу демократии, а именно буржуазной  демократии, ибо именно ее он противопоставляет как альтернативу социалистическому перевороту. Ленин — Троцкий, напротив, решают в пользу диктатуры в противовес демократии и тем самым диктатуры горстки людей, т. е. буржуазной  диктатуры. Таковы два противоположных полюса, оба равноудаленные от истинной социалистической политики. Пролетариат, берущий в свои руки власть, никак не может, действуя по доброму совету Каутского, под предлогом «незрелости страны» отказаться от социалистического переворота и посвятить себя только демократии, не совершив предательства по отношению к себе самому, Интернационалу, революции. Он обязан и должен как раз немедленно, самым энергичным, самым решительным, самым беспощадным образом начать социалистические преобразования, следовательно, осуществлять диктатуру, но диктатуру класса,  а не партии или клики, [осуществлять] диктатуру класса, т. е. [действовать] при самой широкой гласности, при самом деятельном беспрепятственном участии народных масс, при неограниченной демократии.

«Как марксисты, мы никогда не были идолопоклонниками формальной демократии»,— пишет Троцкий. Конечно, мы никогда не были идолопоклонниками формальной демократии. Мы никогда не были и идолопоклонниками социализма или марксизма. Но разве отсюда следует, что мы можем выбросить на свалку и социализм, марксизм а-ля Кунов — Ленш — Парвус, когда он становится для нас неудобным? Троцкий и Ленин — живое отрицание такого подхода. Мы никогда не были идолопоклонниками формальной демократии — это значит только одно: мы всегда отличали социальное ядро от политической формы буржуазной  демократии, мы всегда вышелушивали горькое ядро социального неравенства и несвободы из сладкой оболочки формального равенства и свободы — не для того чтобы ее выбросить, а для того чтобы подзадорить рабочий класс: он не должен ограничиться оболочкой, а, напротив, [должен] завоевать политическую власть, дабы наполнить ее новым социальным содержанием. Историческая задача пролетариата, когда он приходит к власти, — создать вместо буржуазной демократии социалистическую демократию, а не упразднить всякую демократию. Однако социалистическая демократия не начинается лишь на обетованной земле, когда создан базис социалистической экономики, не является готовым рождественским подарком храброму народу, который тем временем верно поддерживал горстку социалистических диктаторов. Социалистическая демократия начинается одновременно с уничтожением классового господства и строительством социализма. Она начинается с момента завоевания власти социалистической партией. Она есть не что иное, как диктатура пролетариата.

Так точно: диктатура! Но эта диктатура заключается в способе применения  демократии, а не в ее упразднении, в энергичных, решительных вторжениях в благоприобретенные права и экономические отношения буржуазного общества, без чего невозможно осуществить социалистический переворот. Но эта диктатура должна быть делом класса,  а не небольшого руководящего меньшинства от имени класса, т. е. она должна на каждом шагу исходить из активного участия масс, находиться под их непосредственным влиянием, подчиняться контролю всей общественности, опираться на растущую политическую сознательность народных масс.

Конечно, большевики именно так бы и действовали, если бы не страдали от навязанных им ужасов мировой войны, германской оккупации и всех связанных с этим чрезвычайных трудностей, которые не могли не исказить любую социалистическую политику, преисполненную самых лучших намерений и самых прекрасных принципов.

Можно понять все, что происходит в России и образует неизбежную цепь причин и следствий. Ее звенья, исходное и конечное, таковы: несостоятельность германского пролетариата и оккупация России германским империализмом. Нельзя требовать от Ленина и его товарищей сверхчеловеческого, ожидать еще и того, чтобы они при таких обстоятельствах оказались бы способны сотворить чудо, создав самую прекрасную демократию, самую образцовую диктатуру пролетариата и процветающую социалистическую экономику. Своим решительным революционным поведением, своей образцовой энергией и своей нерушимой верностью интернациональному социализму они, право же, сделали достаточно из того, что было возможно сделать в столь дьявольски трудных условиях.

Опасность начинается тогда, когда они нужду выдают за добродетель, хотят теперь по всем пунктам теоретически зафиксировать навязанную им этими фатальными условиями тактику и рекомендовать ее международному [пролетариату] как образец социалистической тактики, достойной подражания. Тем самым они не только совершенно неоправданно зарывают свои действительные, неоспоримые исторические заслуги в груде вынужденных ошибочных шагов, но и оказывают плохую услугу международному социализму, во имя которого сражались и страдали, стремясь внести в его арсенал в качестве новых открытий все перекосы, обусловленные в России чрезвычайными обстоятельствами, в конечном же счете явившиеся следствием банкротства интернационального социализма в этой мировой войне.

Пусть германские правительственные социалисты вопят, что господство большевиков в России — это искаженная картина диктатуры пролетариата. Если она была или является таковой, то только потому, что она — результат поведения германского пролетариата, которое было искаженной картиной социалистической классовой борьбы.

Все мы подвластны закону истории, а социалистическая политика может осуществляться лишь в международном масштабе. Большевики показали, что они могут все, что только в состоянии сделать истинно революционная партия в границах исторических возможностей. Они не должны стремиться творить чудеса. Ибо образцовая и безошибочная пролетарская революция в изолированной стране, истощенной мировой войной, удушаемой империализмом, преданной международным пролетариатом, была бы чудом.

Дело заключается в том, что надо отличать в политике большевиков существенное от несущественного, коренное от случайного. В этот последний период, когда мы находимся накануне решающих последних боев во всем мире, важнейшая проблема социализма, самый жгучий вопрос времени — не та или иная деталь тактики, а способность пролетариата к действию, революционная активность масс, вообще воля к установлению власти социализма. В этом отношении Ленин и Троцкий со своими друзьями были первыми,  кто пошел впереди мирового пролетариата, показав ему пример; они до сих пор все еще единственные,  кто мог бы воскликнуть вместе с Гуттеном: «Я отважился!»*
Вот что самое существенное и непреходящее  в политике большевиков. В этом  смысле им принадлежит бессмертная историческая заслуга: завоеванием политической власти и практической постановкой проблемы осуществления социализма они пошли впереди международного пролетариата и мощно продвинули вперед борьбу между капиталом и трудом во всем мире. В России проблема могла быть только поставлена. Она не могла быть решена в России, она может быть решена только интернационально.
И в этом смысле  будущее повсюду принадлежит «большевизму»."

Люксембург Р. "Русская революция. Критическая оценка слабости". 1918г

Что есть диктатура общественного класса по своей сущности?

Мне приходилось встречать множество мнений на предмет толкования людьми такого понятия, как «диктатура пролетариата», «диктатура буржуазии», в общем, что такое «диктатура общественного класса» в классом обществе экономической эпохи. Были мнения, что диктатура класса — это и право на насилие, и экономическое господство в обществе, и государственная власть, и особая форма политической власти, и т.д., и т.п. Чего только не попадалось.

Но это все лишь конкретные частности диктатуры общественного класса. Некотрые из них необходимо быть должны, а другие могут и не быть вовсе, если контретные исторические условия не потребут обратного.

Однако, давайте поразмышляем, совершив восхождение от конкретно-частного к абстрактно-общему, чтобы выяснить главную сущность понятия «диктатура общественного класса» в классовом обществе. То основное, что определяет все бесчисленные следствия.

Диктатура класса это полный контроль процесса общественного производства.

Главным процессом, первичным процессом по отношению ко всему остальному без всякого исключения в человеческом обществе, является процесс общественного производства. Этот вывод сделанный материалистами является ключевым для материалистического понимания всех сторон жизни человеческой цивилизации. 

Следовательно, содержание понятия «диктатура общественного класса» заключается в управлении и контроле главного, первичного ко всему, определяющего всё остальное, процесса общественного производства

Тот класс, который владеет средствами производства, управляет ими и распределяет в обществе произведенный продукт, тот и осуществляет свою диктатуру.

В классовом обществе класс непосредственных производителей отделен от процесса общественного производства классом-владельцем СП, который не только владеет СП на правах частной собственности, но и управляет производством и от распределяет произведенный продукт. Таким образом, класс контролирующий процесс общественного производства, определяет и управляет жизнью всего общества человечьего в целом, господствует в нем.

Революции и контрреволюции

В жизни любого классового общества неотвратимо наступает момент, когда появляющиеся качественно новые орудия труда людей, технологии, развитие знаний общества об окружающем мире требуют изменения процесса общественного производства на качественно новый. Это противоречие, антагонистический конфликт консерватизма производственных отношений с прогрессом производительных сил, который остановить невозможно. Как грибы после дождя, возникают революционные ситуации, некоторые из которых, заканчиваются отстранением старого господствующего (контрреволюционного) класса от власти классом революционным.

И, если революционный класс смог взять под свой полный контроль средства производства, управление ими и распределение произведенного продукта, т.е. взял под контроль весь процесс общественного производства в целом, а не одну его только часть, то это означает установление революционным классом своей диктатуры в обществе

В этом случае откат назад и контрреволюция становятся абсолютно невозможными. 

Если же революционному классу не удалось по каким либо причинам взять под контроль весь процесс общественного производства в целом, он вообще не смог это сделать или взял смог взять под свой контроль только частично, — это означает то, что революционный класс не смог установить своей диктатуры в обществе. 

В этом случае откат назад и торжество контрреволюции неотвратимы.

Диктатура пролетариата

Диктатура общественного класса пролетариата отличается от все остальных диктатур общественных классов в классом обществе только одним, тем, что в этом случае процесс общественного производства берется под полный контроль самим производителем непосредственно. 

Удаляется класс-посредник(владелец СП) и, тем самым, классовое деление общества теряет всякий смысл, становится не нужным и, постепенно исчезает вместе с диктатурой пролетариата.


Государственный социализм СССР, как догоняющий капитализм

Советский Союз никогда не был ни "социалистическим государством", как то утверждают сталинисты, ни переродившимся рабочим государством, как считает большинство троцкистов. 

Спуск флага СССР над кремлем 26 декабря 1991г.
Спуск флага СССР над кремлем 26 декабря 1991г.

В 1891 году под влиянием Ф. Энгельса немецкие социал-демократы включили в Эрфуртскую программу своей партии следующее положение:

“Социал-демократическая партия не имеет ничего общего с так называемым государственным социализмом, системой огосударствления в фискальных целях, которая ставит государство на место частного предпринимателя и тем самым объединяет в одних руках силу экономической эксплуатации и политического угнетения рабочего.” (см. К. Маркс, Ф. Энгельс, Соб. соч., т. 22, с. 623).

Ни программа Российской Социал-демократической партии, общая для большевиков и меньшевиков, ни программа Российской Коммунистической партии (большевиков) подобного положения не содержали, и российские марксисты почти совсем не занимались данным вопросом (как и, увы, марксисты-ленинцы вплоть до наших дней). Между тем созданное усилиями российских большевиков и их эпигонов общество оказалось как раз практическим воплощением этой известной немарксистской модели псевдосоциализма, на деле же – государственно-капиталистического монополизма.

Collapse )

Вперёд (назад) в СССР! - лозунг нынешних «коммунистов»

Оценка идеологами и активистами ОКП готовности экономики к социализму.

Некто Дмитрий Якушев в статье «Выхода из кризиса не будет никогда, на месте капитализма должна появиться новая хозяйственная система»пишет на лакеевско-барановско-митинском сайте ОКП: 

«...невозможность сосуществования современных производительных сил с деньгами становится очевидной уже при капитализме, который вынужден подрывать сущность денег, фактически уничтожать их, чтобы заставить производительные силы работать. Деньги уже давно превращены в некую не имеющую стоимости "ликвидность". ...эта "ликвидность" может быть буквально бесконечной. Такая "ликвидность", получаемая нажатием клавиш компьютера, делает, вообще, бессмысленной систему самовозрастание капитала. Зачем нужен рост через оборот капитала, когда есть кнопка с "ликвидностью"?"

И, наконец, Якушев заключает: "Это значит, что... бессмысленно будет говорить о налогах и деньгах. Придется правильно ставить вопрос о том, как нам организовать управление созданными человечеством огромными богатствами без опосредствования товарно-денежными отношениями, которые сами умерли. Аминь".

  • Какой вывод неизбежно и необходимо следует из того, что "товарно-денежные отношения сами умерли"? 
  • Что коммунизм уже наступил в своей первой фазе? 
  • И что социализм (первая фаза коммунизма) уже наступил без какого бы то ни было переходного периода между ним и капитализмом, в том числе и без государства этого переходного периода, каковое есть революционная диктатура пролетариата?

Маркс в "Критике Готской программы" сделал, ставший хрестоматийным для всех марксистов, вывод о том, что между буржуазным обществом и обществом коммунистическим в его первой фазе, именуемой социализмом, необходимо лежит переходный период революционного преобразования буржуазного общества в общество социалистическое. И что государство этого периода по своей общественной природе (= по своему существу) есть не что иное, кроме как революционная диктатура пролетариата.

Чем являются товарно-денежные отношения? Они, прежде всего, являются отношениями стоимости, а эти последние суть отношения экономические = идеологически, политически и институционально превращённая форма производственных отношений.

Только развитое товарное производство, будучи тождественно общественному производству (производству общества в целом), доводит развитие отношений стоимости до их логического завершения — до отношений самовозрастающей стоимости, то есть до капиталистического способа производства как общественного способа производства.

Отношения самовозрастающей стоимости (= капиталистические отношения), став основой процесса воспроизводства общества в целом, представляют собою не что иное, кроме как действительный материальный базис буржуазного общества.

Но если прежний материальный базис общества умер сам без социальной революции, то на его место должен был прийти новый материальный базис общества, и он пришёл, не мог не прийти, коль старый базис уже умер. Смена материального базиса общества (= смена совокупности доминирующих в обществе производственных отношений) — это и есть не только материальная основа, но и материальное содержание социальной революции.

Или же уже произошедшей в США, на всём Западе и во всём мире социальной революции никто до сих пор не заметил? Но если никто не заметил произошедшей в США, на Западе и во всём мире "социальной революции", то что это за "социальная революция" была? В науке Запада под названием "история" социальные революции до сих пор именуются и различаются по тому общественному классу, который не только совершил соответствующую социальную революцию, но и в результате этой революции стал идеологически, экономически и политически господствующим классом.

Так какой общественный класс совершил эту, якобы никем не замеченную, глобальную "социальную революцию"? Или, что есть то же самое, какой общественный класс весь минувший век и доныне является идеологически, экономически и политически господствующим классом во всех развитых и развивающихся государствах мира? Неужто это не буржуазия? Или всё-таки буржуазия? А может всё-таки никакой новой, то есть не-буржуазной, социальной революции в течение последнего столетия в мире не совершилось вообще?

Но с разрешения главного редактора сайта, являющегося секретарём ЦК ОКП РФ А. Баранова, Д. Якушев утверждает на этом сайте: производственные отношения самовозрастания стоимости (= материальный базис буржуазного общества) уже умерли (не при смерти или умирают, но уже умерли) именно в глобальном масштабе, а не в рамках какой-то одной нации.

Общественное воспроизводство ведь не прекращалось и не прекратилось вследствие того, что капиталистические производственные отношения уже умерли. Стало быть, раз капиталистические производственные отношения уже умерли, им на смену уже пришли иные производственные отношения, и пришли именно в качестве доминирующих в общественном воспроизводстве общественных отношений в глобальном, опять-таки, масштабе.

И вся эта смена капиталистического материального базиса общества неким иным материальным базисом общества объективно (независимо от воли и сознания людей, но помимо воли и сознания людей) уже произошла в глобальном масштабе без какой бы то ни было социальной революции, не исключая из перечня таковых также и пролетарскую социальную революцию?

Якушевы с Барановыми утверждают, что уже произошла!!!

Так, стало быть, всё дело теперь лишь в том, чтобы изменилась идеологическая и политическая надстройка?

Но если материальный базис общества уже изменился "сам", то надстройка неизбежно придёт в соответствие с ним, если исходить из хрестоматийного Предисловия Маркса к его введению к Критике политической экономии? или не придёт?

Стало быть, пролетарская социальная революция, как минимум, материально вообще не нужна? Если она и нужна, то отнюдь не материально, но только идеологически и политически!

Если материальный базис изменился без социальной революции, осуществлённой пролетариатом в США и на всём Западе (такой революции ведь не было! или всё же была?), то на кой ляд теперь-то нужен пролетариат в качестве революционного класса?

Ведь буржуазия и без осознанного политически целенаправленного участия в этом пролетариата вполне успешно изменила материальный базис общества, то есть буржуазия сама осуществила уже решающую — материальную — часть социальной революции перехода к не-экономической общественной формации.

А для чего в таком случае нужна теперь пролетарская политическая партия ("коммунистическая партия")?

Согласно рассматриваемым идеологическим воззрениям, она нужна теперь исключительно и только для взятия политической власти в свои руки, экспроприации буржуазии, установления и осуществления своей диктатуры вместо диктатуры капиталистов.

Стало быть, Маркс вообще ничего не понимал ни в экономике, ни в политике, ни в идеологии, ни в истории, ни в законах общественного развития!?

Неужели этого не способны понять идеологи нынешних так называемых "компартий" РФ, бывшего СССР и всего мира?

Закономерная необходимость и неизбежность идеологических построений якушевых.

Идеологи и активисты, не говоря уже обо всех иных членах и сторонниках партий "левого" сталинизма (РКРП-КПСС, ОКП и прочие) в большинстве своём, скорее всего, не только не задумываются, но даже и не подозревают, что их идеологические воззрения суть результат невежества, либо махрового ревизионизма, либо и того, и другого вместе взятых.

Почему? Потому, что их построения вполне логичны, но в рамках догматики советского "марксизма-ленинизма", сформулированной ещё Джугашвили (Сталиным).

Это так именно потому, что их воззрения идеологически, то есть идейно и логически, суть закономерный результат последовательного применения догматов сталинизма к оценке уровня развития современного буржуазного общества.

Оставаясь ортодоксальными "марксистами-ленинцами", они исповедуют не что иное, кроме как вероучение советского "марксизма-ленинизма", догматы которого сформулированы Джугашвили (Сталиным) и "соборно утверждены" высшими органами ВКП(б) в качестве "членов символа веры".

Идеологическая "конструкция" рассматриваемых утверждений Якушева достаточно проста и незамысловата, укладываясь в несколько посылок.

Ульянов (Ленин) подчёркивал, что государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма. И, что между исторической ступенькой, называемой государственно-монополистический капитализм, и ступенькой, именуемой социализм, промежуточных ступеней нет. Это — первая посылка.

Джугашвили (Сталин), во-вторых, вырвал из контекста и возвёл в догмат эти утверждения Ульянова (Ленина), основывающиеся на выводах Энгельса в "Анти-Дюринге" о государстве как совокупном капиталисте и на выводах Гильфердинга об империализме и финансовом капитале в его книге "Финансовый капитал: новейшая фаза в развитии капитализма".

Точно так же, в-третьих, Джугашвили (Сталин) вырвал из общего "ленинского плана переходного периода к социализму", каким он был для Ульянова (Ленина) до "коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм", и возвёл в догмат утверждение о том, что развитие госкапитализма в условиях советской власти (диктатуры пролетариата) тождественно созданию "социалистической экономики".

В-четвёртых, Джугашвили (Сталин) не только возвёл в догмат положение о том, что форма собственности на средства производства есть основа производственных отношений, но и что в части материального базиса общества капитализм и социализм различаются между собой лишь только формой собственности на средства производства.

В-пятых, в статье "Экономические проблемы социализма в СССР" Джугашвили (Сталин) окончательно закрепил в качестве догматов "марксизма-ленинизма" собственные измышления по "политэкономии социализма", основывающиеся на толковании выводов Энгельса ("Анти-Дюринг") и Гильфердинга ("Финансовый капитал: новейшая фаза в развитии капитализма").

Речь идёт, прежде всего, о том, что в "социалистической экономике" товарно-денежные (= рыночные) отношения не только уже не доминируют, но отмирают и умирают ("исчезают" по мере развития социализма = продвижения "ко второй фазе коммунизма"). Рынок как стихийный регулятор экономики заменяется государственным планированием, закон конкуренции и анархии производства — законом планомерного развития народного хозяйства, закон стоимости — законом "регулирования производства потребностями общества". Согласно утверждениям Джугашвили (Сталиным), по мере создания экономических условий второй фазы коммунизма товарно-денежные отношения "исчезают", заменяясь "отношениями продуктообмена" в "плановой экономике", подчинённой "потребностям общества".

И наконец, в-шестых, "невозможность сосуществования современных производительных сил с деньгами становится очевидной уже при капитализме, который вынужден подрывать сущность денег, фактически уничтожать их... Деньги уже давно превращены в некую не имеющую стоимости "ликвидность". ...эта "ликвидность" может быть буквально бесконечной. Такая "ликвидность"... делает... бессмысленной систему самовозрастание капитала. Придется правильно ставить вопрос о том, как нам организовать управление созданными человечеством огромными богатствами без опосредствования товарно-денежными отношениями, которые сами умерли" (Якушев).

Производительные силы человечества уже имеют "общественный характер, форма же собственности... частная, капиталистическая" (Джугашвили), но произошедшая уже "смерть товарно-денежных отношений" сделала "бессмысленной систему самовозрастание капитала", то есть глобальное общественное производство, ведущееся с целью самовозрастания капитала не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве.

Поскольку деньги как наиболее развитая всеобщая форма стоимости "умерли", постольку "умер" и эквивалентный обмен товаров ("товарно-денежные отношения умерли"), а, значит, умерли и все иные, кроме денег, формы стоимости. Но "стоимость, как закон стоимости, есть историческая категория, связанная с существованием товарного производства" (Джугашвили). Для ортодоксальных "марксистов-ленинцев" это тождественно тому, что товарное производство "умерло". Ибо "стоимость с её формами и закон стоимости" могут "исчезнуть" только лишь "с исчезновением товарного производства" (Джугашвили).

"Советская власть обобществила средства производства, сделала их собственностью всего народа и тем уничтожила систему эксплуатации, создала социалистические формы хозяйства" (Джугашвили). 

Но "раз общество возьмёт во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продуктов над производителями" (Энгельс).

Всё это вместе взятое как раз и диктует ортодоксальным "марксистам-ленинцам" необходимость ("придётся") "организовать управление созданными человечеством огромными богатствами без опосредствования товарно-денежными отношениями". А для этого прежде "придётся" вновь установить "советскую власть" ("диктатуру пролетариата"), но теперь-то уже во всемирном масштабе это сделать "придётся", и "привести производственные отношения в соответствие с уровнем развития производительных сил" (Джугашвили), для чего "обобществить средства производства", но теперь уже не в одной только "промышленности", но и в "сельском хозяйстве".

Поскольку для идеологов ОКП, РКРП-КПСС и всех прочих "левых" сталинистов это так и никак иначе, постольку политически и экономически переход к социализму теперь состоит только в том, чтобы: 

а) установить "советскую власть"; 

б) осуществить национализацию всех средств производства; 

в) организовать государственное управление фактически уже готовой "социалистической экономикой"; 

г) для чего ввести всеобщее государственное планирование, подчиняющее производство "потребностям общества" (обеспечивающее "господство общества производителей над продуктами"); 

д) наладить практику продуктообмена между непосредственными производителями и всеми прочими потребителями продуктов; 

е) развивать и всемерно укреплять государство не только как орудие подавления всех классовых врагов, но и как орудия построения коммунизма, то есть укреплять государство, доколе оно не "отомрёт само".

Кратко говоря, "вперед, то есть назад, в сталинский СССР", но теперь уже последовательно распространяемый на весь мир — охватывающий весь мир.

В итоге "пролетарская социальная революция" материально сводится теперь лишь к следующему

  • национализация всех средств производства; 
  • экспроприация и подавление (бытийственное уничтожение) всех классово чуждых элементов; 
  • введение планово-регулируемого продуктообмена между производителями и всеми иными потребителями продуктов; 
  • укрепление и повышение эффективности аппарата насилия и созидания (государства) "светлого будущего".

Всё, что осталось у них в итоге от пролетарской социальной революции, — это институционально-политическое и политическое, всецело обусловленное идеологическим и политическим. Материальное в нём представлено исключительно лишь только теми объектами, в отношении которых совершаются все эти "мероприятия", и теми субъектами политики, которые осуществляют все эти "мероприятия", начиная с материальных интересов этих субъектов.

Всё в действительном материальном содержании пролетарской социальной революции, что относится не только к упразднению товарно-денежных отношений и всех иных экономических отношений, снятию отчуждения продуктов труда и самоотчуждения человека от своей родовой сущности, но и к созданию всех необходимых социальных условий и предпосылок социалистических производственных отношений, для ортодоксальных "марксистов-ленинцев" уже произошло само — вернее, эту историческую работу человечество уже проделало в форме капитализма.

В результате, когда и если ортодоксальным "марксистам-ленинцам" доведётся взять власть в свои руки, может возникнуть только всё та же самая общая или всеобщая "капиталистическая корпорация = государство".

Обо всех этих "марксистах-ленинцах" даже нельзя сказать: "Что они ни пытаются сделать, в результате у них может получиться только автомат Калашникова". Ведь в действительности уже и "автомат Калашникова" не может получиться — всегда получается только очередной симулякр его.

Идеологи РКРП "родили новую политэкономию социализма".

Но может быть речь идёт всего лишь о взглядах (мнениях) отдельных членов ОКП, персональную основу которой составили изгнанные из КПРФ в рамках "борьбы с нео-троцкизмом" преимущественно столичные "интеллигенты-марксисты"?

Отнюдь не о частном явлении идёт речь. На этих же самых идеологических позициях стоит и так называемая РКРП-КПСС с момента своего создания в РФ, иначе обе эти "компартии", согласно их официальным документам, не находились бы в процессе объединения в одну "марксистско-ленинскую" ("коммунистическую") партию. Самая РКРП входит в состав КПСС, после 1991 года воссозданную бывшим членом Политбюро ЦК КПСС О. Шениным и доныне объединяющую осколки бывших "компартий союзных республик".

В 2007 году в Петербурге издана монография "Социальная экономия труда: общие основы политической экономии" (СПб, 2007), автор которой Василий Яковлевич Ельмеев (1928-2010г) член РКРП с 1991 года, "выдающийся советский ученый марксист", как сообщает об этом официальный сайт РКРП.

Кто такой В.Я. Ельмеев? Доктор экономических и доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, почетный работник высшего профессионального образования РФ, почетный профессор Санкт-Петербургского государственного университета. В указанной монографии 2007 года, как сообщается на сайте РКРП, "развернуты результаты его научной деятельности в области политической экономии".

И каковы эти главные результаты?

Вот как они изложены на официальном сайте РКРП 15 марта 2020 года "В.Я. Ельмеев, опираясь на фундамент марксизма и его методологию - диалектику, обобщил теоретический и практический опыт социалистического производства и заполнил те бреши, которые имелись в политической экономии. Стержневой вывод исследования следующий. Социалистическое производство не может опираться на стоимость и ориентацию на прибавочную стоимость; ему свойственно принципиально иное, противоположное основание — потребительная стоимость.

Основным экономическим законом социалистического производства выступает закон потребительной стоимости, а не закон стоимости. Закон потребительной стоимости устанавливает зависимость необходимых затрат труда от потребностей общества в тех или иных потребительных стоимостях. В противоположность закону стоимости, устанавливающему эквивалентность затрат труда, закон потребительной стоимости предполагает превышение результата труда над его затратами. Вместо максимизации прибавочной стоимости, как части стоимости, создаваемой прибавочным трудом наемных рабочих, закон потребительной стоимости условием эффективности производства делает высвобождение труда и рабочего времени всего общества.

Социалистическое непосредственно общественное производство, опирающееся на закон потребительной стоимости, неуклонно ведет к обеспечению полного благосостояния, к сокращению времени участия работников в общественном производстве и, соответственно, увеличению свободного времени и всестороннему развитию на этой основе всех членов общества. Таким образом, реализуется конечная цель социализма — построение бесклассового общества".

Эквивалентность затрат труда — это что? И чему это эквивалентность затрат труда?

Зарплате (цене рабочей силы)? Нет.

Эквивалентность относится исключительно к товарам и только к товарам, во-первых, а затраты труда сами по себе товаром не являются. Рабочая сила (способность к труду) — это товар, но осуществлённый труд товаром является лишь опосредствованно — в форме конкретного товара, являющегося продуктом этого труда, произведённым для продажи - для эквивалентного (равного по меновой стоимости) обмена на другие товары.

И равенство (эквивалентность) товаров, во-вторых, может быть только по величине стоимости, которая определяется количеством общественно необходимых затрат труда, овеществлённого в каждом конкретном товаре.

Эквивалентность обмена товаров по стоимости, как доказал Маркс, достигается в общественной (экономической) практике посредством приведения количества затрат (рабочего времени) всякого индивидуального труда, овеществлённого в товаре, к количеству затрат (рабочему времени) простого (в данный исторический момент) труда.

Но это, как доказал Маркс, невозможно без устойчивого непрерывного функционирования всего механизма ценообразования (определения величин меновой стоимости) всех без исключения товаров в условиях товарного производства и их (всех товаров) свободного обмена друг на друга посредством рынка, прежде всего.

Далее, это невозможно без закономерного отклонения цен всех товаров от их стоимости даже и без монополий, конкуренции производителей, продавцов и покупателей (потребителей) товаров, неравномерности роста производительности труда в разных родах и видах производства, не говоря уже об отдельных (единичных или индивидуальных) производствах и т.д.

Количественное приведение затрат индивидуального труда к затратам простого труда невозможно без устойчивого непрерывного функционирования всего механизма общественного установления (определения) той или иной меры эквивалентности индивидуальных затрат труда, овеществлённого в конкретном товаре, общественно необходимым затратам труда на производство данного вида товара.

Так что эквивалентность количества индивидуальных затрат труда, овеществленных в конкретном товаре, величине его (этого товара) стоимости — не более чем закон-тенденция.

Закон стоимости как раз и обеспечивает не просто колебание, но необходимое и неизбежное тяготение колебаний всех и всяких индивидуальных затрат труда на производство и реализацию каждого конкретного товара к общественно необходимым затратам труда посредством непрерывного действия всего механизма капиталистического регулирования меновых цен товаров. Этим только и обеспечивается прогресс в экономии рабочего времени общества, а равно и вытекающее из неё высвобождение труда.

"В противоположность закону стоимости, устанавливающему эквивалентность затрат труда, закон потребительной стоимости предполагает превышение результата труда над его затратами", — утверждает Ельмеев.

Созданная конкретным трудом и воплощённая в продукте этого труда стоимость действительно превышает меновую стоимость (заработную плату) рабочей силы, применением которой является данный труд и результатом которого — этот его продукт. Это и есть фактически созданная данным трудом прибавочная стоимость.

Но "превышение результата труда над его затратами" — это вообще перл, до которого никакой Сэй или Прудон, например, даже и додуматься не могли.

Это какой такой результат конкретного труда, если это не продукт этого труда, превышает затраты самого этого труда? Превышает не эпизодически, не как частный случай отклонения от закона, но именно как сам закон, как нечто общее и всеобщее для всей экономической практики? И каков источник этого превышения результата труда над его затратами? Не божественный ли (= сверхъестественный) источник, случаем?

Только в одном единственном случае результат труда может превысить затраты этого же самого труда, когда и если этот результат труда уже не есть продукт только самого этого труда, но есть также и продукт ещё чего-то дополнительно, помимо живого и мёртвого труда, овеществлённого в данном продукте.

Тогда чего ещё, помимо труда, есть продукт, этими представителями предельного распада идейного ("это верх распада идейного", как сказал бы Ильич), то есть этими идеологическими и политическими выродками сталинизма именуемый "потребительной стоимостью"?

Кроме "божественного бреда" идеологических и политических выродков сталинизма, никакого иного источника такой "прибавочной потребительной стоимости" продукта труда нет, и быть не может. То есть — это "прибавочная потребительная стоимость" из Ничто, то есть из Бога и от Бога, ведь в рамках апофатического (отрицательного) богословия, то есть идеологически, именно Бог как раз и есть то всеобщее Ничто, которое творит всё и всякое нечто без исключения.

Как получен этими "марксистами" их "закон потребительной стоимости"?

В законе стоимости они заменили "стоимость" "потребительной стоимостью" и получили "закон потребительной стоимости" вместо "закона стоимости".

Следом за этим им тут же "пришлось" в категории "прибавочная стоимость" заменить "стоимость" на "потребительную стоимость" и получили "прибавочную потребительную стоимость".

Таким образом, посредством замены слов воспроизводство (самовозрастание) капитала не просто превратилось в "удовлетворение потребностей общества посредством производства потребительных стоимостей", но в "высвобождение труда и рабочего времени всего общества" посредством такого "общественного производства".

Однако первоверховный апостол их вероисповедания Джугашвили (Сталин) в статье "Экономические проблемы социализма в СССР" постановил: 

"На второй фазе коммунистического общества количество труда, затраченного на производство продуктов, будет измеряться не окольным путем, не через посредство стоимости ее форм, как это бывает при товарном производстве, а прямо и непосредственно - количеством времени, количеством часов, израсходованным на производство продуктов. Что же касается распределения труда, то распределение труда между отраслями производства будет регулироваться не законом стоимости, ...а ростом потребностей общества в продуктах. Это будет общество, где производство будет регулироваться потребностями общества, а учет потребностей общества приобретет первостепенное значение для планирующих органов".

А вот в рамках первой фазы коммунизма, то есть при социализме, согласно вероучению сего первоверховного апостола "марксизма-ленинизма", ещё действует, ибо не может не действовать, закон стоимости (см. там же).

Но Ельмеев-то утверждает, что уже в рамках "социалистической экономики" закон стоимости не действует, а действует "закон потребительной стоимости". И утверждает это он по тем же самым причинам, что и Якушев, то есть потому, что "товарно-денежные отношения умерли" уже при капитализме.

Вот это и есть не что иное, кроме как ересь (сознательное отклонение от догматики и её намеренное искажение) внутри "марксизма-ленинизма", возведённая, однако, в ранг исповедуемого вероучения (идеологии) якобы ортодоксально-сталинской до мозга кости "марксистско-ленинской" партии.

Так прямо они не только не говорят, но и никогда не признают этого, ежели вообще кто-либо из них способен будет когда-либо понять это.

Идеологическое сокрытие этого махрового, ибо двойного (и учения Маркса, и вероучения Джугашвили), ревизионизма осуществляется привычной и обычной в этих религиозных кругах сталинистской демагогии о "политэкономии социализма", "всестороннем развитии личности", движении к "бесклассовому обществу", "светлому будущему", и т.д.

Современные идеологические и политические выродки сталинизма в принципе неисправимы точно так же, как и горбатого даже могила в действительности не исправляет, хотя большинство верует, что исправляет.

И если кто-то ещё надеется на то, что "коммунисты = марксисты-ленинцы" наконец накопят силы и вернут общество на путь социализма и коммунизма, то таковым можно сказать только одно: "Оставь надежды всякий, сюда входящий".

Василиев Владимир, 8 мая 2020 года.