Tags: идеология

О канонизации Николая II (кровавого)

Почему канонизировали Николая II? Эта канонизация кажется многим людям странной. Я думаю, что надо расставить все точки над i и осветить все важнейшие вопросы, связанные с Николаем II и его канонизацией. А вопросы эти важные, и каждый человек, для которого история России важна, должен об этом знать.

Эти важные вопросы следующие:

1. Была ли гибель Николая II мученической смертью за Христа? Мученической смертью, принятой им потому, что он исповедовал христианство, исповедовал Христа?

Нет.

Николай II был расстрелян не за свои религиозные убеждения, а за свою прошлую политическую деятельность – это исторический факт.

И вообще-то в тот момент шла Гражданская война, и люди массового гибли за свои политические взгляды со всех сторон, участвующих в войне (притом не только Красные и Белые). Но их всех-то по этой причине к лику Святых же не причислили, не посчитали мучениками.

Отречения же от своих религиозных взглядов от Николая II и не требовали, никаких пыток (с этой целью или с какими-либо еще) не осуществляли. И жил он вместе с семьей после ареста (который, кстати, не большевики осуществили, а как раз будущие лидеры белых – генерал Алексеев арестовал царя, генерал Корнилов – царицу) не тюрьме, а в частном доме. То есть условия содержания царя под стражей были весьма мягкие, несравнимо мягче других арестованных, как со стороны красных, так и со стороны белых.

В день казни Николая II вместе с семьей просто заставили спуститься в подвал дома, там зачитали приговор и расстреляли. Всё.

Collapse )

Избирательная кампания. Что делать?


Всвязи с официальным стартом избирательной компании в буржуазный парламент крайне оживились, так называемые, «левые», среди которых развернулась активно-мордобойная дискуссия на тему участия в выборах.

Среди них можно выделить две основные группы, призывающие по-разному относиться к выборам:

1 группа — официальные, системные «левые на зарплате», к которым относятся КПРФ, РКРП, ОКП, Комроссы, профсоюзы и пр. партии, партийки и разные союзы и организации, принимающие активное участие в буржуазном выборном процессе. Представители этой группы ведут агитацию за массовое участие в предстоящем голосовании, за честные выборы, обещая решение всех объективных противоречий капитализма через топтание вокруг избирательной урны. 

2 группа — стихийные «левые», представители несознательной части пролетариата, мелкой и средней буржуазии, призывающие бойкотировать выборы или, другой вариант, портить бюллетени, голосовать «против всех».

Что тут можно сказать?

Все эти «левые» - есть никто иные, как буржуазные идеологические агенты главной задачей которых является внушение людям, будто выборы можно использовать как площадку для классовой борьбы. 

Так что Бог им в помощь и пусть чешут лесом!

Маркс отлично охарактеризовал это периодическое буржуазное мероприятие: «Угнетенным раз в несколько лет позволяют решать какой именно из представителей угнетающего класса будет… подавлять их»

Collapse )

Эрзац-марксизм как религия

Тема марксизма как религии муссируется как либеральными демократами, так и великорусскими шовинистами, она начинается с отца позитивизма Огюста Конта, позитивисты не понимали не только марксизм, но философию вообще. Сегодня марксизм отождествляют с религией потому, что Маркс и Энгельс – якобы пророки, вместо прежнего бога – материя, Библия – «Капитал», в Мавзолее – святые мощи, существуют обрядность, культ личности мессии Сталина, сама теория – набор догм, марксистам присуща веронетерпимость и т.п.

Однако всё перечисленное никакого отношения к марксизму не имеет. Скажем, французский коммунист Андрэ Моруа писал: «Если бы Маркс ожил, первое, с чего бы он начал – с критики самого себя». И Крупская была против того, чтобы из тела Ленина сотворили фараона в гробнице. То, что именно марксисты первыми предсказали распад СССР, экономический, исторический марксистский анализ, марксистский анализ политических ситуаций – критиками марксизма не рассматриваются.

Нужно начать с того, что, несмотря на то, что Сталин в ссылке прошел некоторую школу марксизма, его интеллектуальный уровень был весьма низким.

Один из мифов о Сталине повествует, что у него была гигантская библиотека в 20 тыс. томов, и каждый из них он внимательно прочитал с цветными карандашами в руках. Данный миф распространяет, в частности, «историк» Юрий Жуков.

Если скорость чтения – примерно 50 страниц в час, если в средней книге порядка 300 страниц, то на всю библиотеку Сталин должен был бы потратить 300 : 50 х 20 000 = 120 000 часов или 120 000 : (24 – 8 часов сна) = 7500 дней = более 20 лет непрерывного, с утра до вечера, чтения.

Сталин считал себя специалистом в области языкознания, см., напр., ««Гений» ХХ века». Сталин редактировал книги, школьные учебники, сценарии фильмов, газетные статьи, научные тексты. Резко критиковал деятелей искусства, о драматурге и сценаристе Авдеенко высказался так: «Странное дело. Культуры у него мало, человек малограмотный, русским языком не владеет, а сколько у него нахальства литературного! Прямо диву даешься, когда читаешь…» (из выступления на совещании в ЦК ВКПб о кинофильме «Закон жизни» 9.9.1940).

Второй язык, особенно русский – дело непростое, как же им владел Сталин?
«Вот если бы спросили меня, кто лучше всех знает русский язык, - утверждал Михаил Калинин, - я бы ответил - Сталин» («Беседа с начинающими писателями»). 

Так ли это? Приведем примеры высказываний Сталина, которые показывают, откуда возникают такие чиновники, как Черномырдин.

  • «Логика в речах Ленина — это какие-то всесильные шупальцы, которые охватывают тебя со всех сторон клещами». 
  • «Сделать круто поворот к отступлению с тем, чтобы механически отпали от оппозиции приставшие к ней грязные хвосты». 
  • «Волны социалистической революции неудержимо растут, осаждая твердыни империализма... Почва под ногами империализма загорается».
  • «Хочется одним словом охарактеризовать эту кипучую жизнь: горение» 
  • Обратить в щепки карточый домик их мишурной "победы"». 
  • «Партния должна подковать себя на все четыре ноги».
  • «Теперь, когда первая волна подъема проходит, темные силы, спрятавшиеся было за ширмой крокодиловых слез, начинают снова появляться».
  • «Взнуздать революционного льва во всех странах мира». «Капитализм, развивавшийся в порядке загнивания». 
  • «Огни революции неизбежно должны прорываться... сводя насмарку капиталистические заплаты». 
  • «Революция ... всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьет тайных и явных врагов этих масс».
  • «Если один конец классовой борьбы имеет свое действие в СССР, то другой ее конец протягивается в пределы окружающих нас буржуазных государств».
  • «Осажденное царское самодержавие сбрасывает, подобно змее, старую кожу, и в, то время как недовольная Россия готовится к революционному штурму, оно оставляет (как будто оставляет!) свою нагайку и, переодевшись в овечью шкуру, провозглашает политику примирения».
  • «Все загоготали в отечественном болоте интеллигентской растерянности....Так они куковали и куковали, и докуковались наконец до ручки».
  • «Как известно, всякое животное имеет свою определенную окраску, но природа хамелеона не мирится с этим, - со львом он принимает окраску льва, с волком - волка, с лягушкой - лягушки, в зависимости от того, какая окраска ему более выгодна...»

Тут Сталин выступает еще и как великий зоолог, что он доказывает и в другом высказывании: 

«Если бы обезьяна всегда ходила на четвереньках, если бы она не разогнула спины, то потомок ее – человек – не мог бы свободно пользоваться своими легкими и голосовыми связками и, таким образом, не мог бы пользоваться речью, что в корне задержало бы развитие его сознания. Или еще: если бы обезьяна не стала на задние ноги, то потомок ее – человек – был бы вынужден всегда ходить на четвереньках, смотреть вниз и оттуда черпать свои впечатления; он не имел бы возможности смотреть вверх и вокруг себя и, следовательно, поимел бы возможности доставить своему мозгу больше впечатлений, чем их имеет четвероногое животное. Все это коренным образом задержало бы развитое человеческого сознания».

Хамелеон, стало быть, не мимикрирует, он не принимает окраску окружающего фона, чтобы слиться с ним и не потерять жизнь, он сам угрожает льву или волку.  Обезьяны, да и все четвероногие, по версии Сталина, смотрят только вниз. В данном фрагменте Сталин поправил и Энгельса, который считал, что человека из обезьяны сделал труд, а не поглядывание по сторонам. А вы говорите – почему Лысенко.

Что касается падежей и спряжений:

  • «Немецкие захватчики ... распяли на крест поляков, чехов, сербов». 
  • «… похоронить в гроб дело социализма». 
  • «… в приезде, я думаю, не требуется». 
  • «… критика системы друг друга». 
  • «Надо уничтожить карточную систему по хлебу (может быть и по крупам и макарону)».

Сталин использует слова, значение который ему неизвестно: «плавный, огульный подъем вверх». «Сказать громко и резко (фактически сказать, а не на словах только!..)»

Сергей Кургинян пошел дальше Сталина: «Нужно внятно проартикулировать».

То есть, Сталин пытается блеснуть красивой революционной фразой, как это делают современные троцкисты, подлаживаясь под стиль начала ХХ века, при этом он не понимает, что только отдаляет себя от масс.

Приведем отрывок из знаменитой речи т. Сталина 1937 года, в которой он пытается в течении нескольких минут высказать очень сложную мысль о том, что некоторые депутаты не достойны их постов и избиратели могут их досрочно отзывать, при этом путая Гоголя с Гегелем (в большинстве более полных роликов этот момент вырезан): 

Безликое, пустое выступление. Обратите внимание: Сталин переминается с ноги на ногу, как двоечник у школьной доски. В чем тут дело? Дело в том, что у него афазия.

Покажем это на примере фрагмента из брошюры Сталина «Экономические проблемы социализма»:

«… нельзя отрицать, что исчезновение этого существенного различия между сельским хозяйством и промышленностью должно иметь для нас первостепенное значение. То же самое нужно сказать о проблеме уничтожения существенного различия между трудом умственным и трудом физическим. Эта проблема имеет для нас также первостепенное значение. До начала разворота массового соцсоревнования рост промышленности шел у нас со скрипом… 

Объясняется это главным образом тем, что культурно-технический уровень рабочих был слишком низок и далеко отставал от уровня технического персонала. Дело, однако, изменилось коренным образом после того, как соцсоревнование приняло у нас массовый характер. Именно после этого промышленность пошла вперед ускоренным темпом. Почему соцсоревнование приняло массовый характер? Потому, что среди рабочих нашлись целые группы товарищей, которые не только освоили технический минимум, но пошли дальше, стали в уровень с техническим персоналом, стали поправлять техников и инженеров, ломать существующие нормы… 

Следовательно, нельзя отрицать, что уничтожение существенного различия между умственным и физическим трудом путем поднятия культурно-технического уровня рабочих до уровня технического персонала не может не иметь для нас первостепенного значения. Некоторые товарищи утверждают, что со временем исчезнет не только существенное различие между промышленностью и сельским хозяйством, между физическим и умственным трудом, но исчезнет также всякое различие между ними. Это неверно. Уничтожение существенного различия между промышленностью и сельским хозяйством не может привести к уничтожению всякого различия между ними. Какое-то различие, хотя и несущественное, безусловно, останется ввиду различий в условиях работы в промышленности и в сельском хозяйстве. Даже в промышленности, если иметь в виду различные ее отрасли, условия работы не везде одинаковы… 

Если это верно, то тем более должно сохраниться известное различие между промышленностью и сельским хозяйством. То же самое надо сказать насчет различия между трудом умственным и трудом физическим. Существенное различие между ними в смысле разрыва в культурно-техническом уровне безусловно исчезнет. Но какое-то различие, хотя и несущественное, все же сохранится, хотя бы потому, что условия работы руководящего состава предприятий не одинаковы с условиями работы рабочих. Товарищи, утверждающие обратное, опираются, должно быть, на известную формулировку в некоторых моих выступлениях, где говорится об уничтожении различия между промышленностью и сельским хозяйством, между умственным и физическим трудом, без оговорки о том, что речь идет об уничтожении существенного, а не всякого различия».

Сталин подменяет различие между умственным и физическим трудом различием в культурно-техническом уровне, утверждает, что труд инженера отличается от труда рабочего «не существенно», что, разумеется, нелепо. Как говорил Марк Твен: «Умственный труд тоже вызывает пот. Но я ни за какие блага в мире не соглашусь махать кайлом хотя бы месяц».

Стоит обратить внимание на тяжеловесный стиль, на многочисленные повторы (выделены жирным шрифтом), которые присутствуют во всех речах и статьях Сталина. Это и есть афазия.

Как человек говорит – так он и мыслит. Пословица гласит: нет такой роли «король», короля играет свита. Мудрость Сталина – всего лишь миф, выдуманный его почитателями.

Тридцатые и сороковые

В 1930-м подверглись разгрому и были запрещены первые исследования в области теории информации как «троцкистские». Руководство «Коммунистического института журналистики», в которое входили учёные М. Гус и А. Курс, было объявлено «импортёрами буржуазного газетоведения».

В первой половине 1930-х и в конце 1940-х сравнительно-историческое языкознание было объявлено расистским, репрессиям подверглась славистика («дело славистов» в 1934-м), реабилитированная во время Великой Отечественной войны. Подверглись репрессиям десятки литературоведов. Запрещали исследования в педагогике, истории, философии, искусствоведении.

В конце 1940-х годов некоторые физические теории, в частности специальная и общая теория относительности и квантовая механика были подвержены критике как идеалистические. Так, специалист по квантовой статистике Румер был сослан на юг и 5 лет работал банщиком.

В конце 1948 г. началась подготовка Всесоюзного совещания заведующих кафедрами физики, назначенного на 21.3.1949, с целью исправления якобы имевших место упущений в физике. Был выпущен сборник статей «Против идеализма в современной физике», в котором подверглись критике советские последователи Эйнштейна. Предлагалось разгромить в физике «эйнштейнианство». Однако, когда зампред Совмина Берия, курировавший работы по созданию атомный проект, спросил у Курчатова, правда ли, что нужно отказаться от квантовой механики и теории относительности по причине их «идеалистичности», то услышал в ответ: «Если от них отказаться, то придётся отказаться и от бомбы». 

Берия заявил, что главное бомба, остальное - ерунда. Намечавшееся совещание было отменено.
Попытки с «марксистских» позиций пересмотреть теорию относительности Эйнштейна предпринимались в СССР и в конце 70-х, ректор МГУ А. А. Логунов выдвинул теории в рамках классической механики, которая согласовывалась с экспериментальным данными, но не имела сингулярных решений типа черных дыр.

Пятидесятые

Термин «кибернетика» ввел Платон, так он обозначил науку управления объектами, имеющими в своем составе людей, эти объекты он поименовал «гиберно».

В научный оборот термин ввел Ампер, в труде «Опыт о философии наук, или аналитическое изложение естественной классификации всех человеческих знаний» (1834, 1843) он определил кибернетику как науку об управлении государством, которая должна обеспечить гражданам разнообразные блага.
В Польше идеи Ампера поддерживал ученый Болеслав Трентовский, в России поддержали и реализовывали изобретатель «интеллектуальных машин», пионер применения перфокарт С. Н. Корсаков (1787—1853) и И. А. Вышнеградский (1831—1895), основоположник теории автоматического регулирования.

В советской прессе сталинского периода кибернетика подверглась резкой критике.

«Буржуазная печать широко разрекламировала новую «науку» - кибернетику. Эта модная лжетеория, выдвинутая группкой американских ученых, претендует на решение всех стрежневых научных проблем и на спасение человечества от всех социальных бедствий. … По утверждению кибернетиков, поводом к созданию их лженауки послужило сходство между мозгом человека и современными сложными машинами… Испытывая страх перед волей и разумом народов, кибернетики тешат себя мыслью о возможности передачи всех жизненных функций, свойственных человеку, автоматическим приборам. Нельзя ли вместо стоящего у конвейера пролетария, бастующего при снижении зарплаты, голосующего за мир и коммунистов, поставить робота с электронными мозгами? Нельзя ли вместо летчика, отказывающегося уничтожать работающих на рисовых полях женщин, послать бесчувственное металлическое чудище? В судорожных попытках реализовать свои агрессивные замыслы, а американский империализм бросает на карту всё – бомбы, чумных блох и философствующих невежд. Усилиями последних и сфабрикована кибернетика – лжетеория, предельно враждебная народу и науке» (Михаил Ярошевский, «Кибернетика – наука мракобесов», Литературная газета №42 (2915) от 5.4.1952).

Вместе с тем, критике подверглись и высказывания математика Винера, не компетентного ни в биологии, ни и в обществоведении, противоречащие работам Сеченова и Павлова, отвергающие возможность особой науки об обществе, что противоречило как марксизму, так и западной буржуазной социологии.

Научно-популярный журнал «Наука и жизнь» писал в 1953 году: 

Кибернетика является, таким образом, реакционной механистической теорией, стремящейся отбросить современную научную мысль, основанную на материалистической диалектике, далеко вспять - к изжитой и опровергнутой более ста лет назад механистической философии» (доктор философских наук Б. Э Быховский, «Наука современных рабовладельцев», июнь, 1953, С. 42).

В советском «Философском словаре» 1954 года кибернетика определяется как «реакционная лженаука».

Стоит отметить, что рабочие, стоящие у конвейера и занятые «монотонным, отупляющим, обезличивающим трудом» (Маркс, «Экономическо-философские рукописи 1844 года») не голосуют за коммунистов, в США при развитой конвейерной системе компартия почти исчезла. Больше того, конвейерные рабочие сами желали, чтобы их заменили автоматы, в конце 60-х в США прошли мощные забастовки против конвейерной обезлички, которые заставили бизнес внедрять неконвейерные системы.

Только в 1979-м биологи «осознали, что кибернетические метафоры программы, на которых базировалась молекулярная биология, представляли собой концепцию автономии, невозможную для живого существа».
Однако миф о сходстве человеческого мозга и компьютера бытует до сих пор.
То есть: критика была верна отчасти – в отношении того, что писала о кибернетике западная пресса и в отношении некомпетентных мнений ученых. Но критика вместе с водой выплескивала и ребенка.

Кибернетика подверглась гонениям и в развитых странах. В Чили в начале 70-х Луис Корвалан в рамках проекта «Киберсин» пытался ввести кибернетическую плановую экономику. Эксперимент был остановлен в результате путча 1973 года, организованного Вашингтоном, оборудование было уничтожено.

В современном понимании кибернетики как науки об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в машинах, живых организмах и обществе, термин впервые был предложен Норбертом Винером в 1948-м. Кибернетика как научная дисциплина была основана на работах У. Р. Эшби, Винера, Мак-Каллока, У. Г. Уолтер, фон Нейман и др.
Кибернетика не отвергает марксизм, она описывает другую сферу жизни общества, связанную с системами обратной связи, как теория вероятности или кластерный подход – ее статистическую сторону.

Триггер, на котором работают ЭВМ, изобрел в 1918 году советский ученый М.А. Бонч-Бруевич. Он возглавил созданную по указанию В.И. Ленина Нижегородскую радиолабораторию (НРЛ). Ленин направил ему телеграмму: «Пользуюсь случаем, чтобы выразить Вам глубокую благодарность и сочувствие по поводу большой работы радиоизобретений, которую Вы делаете. Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю вам оказывать этой и подобным работам».

Развитие кибернетики в СССР было начато в 1940-х годах. Развивались советская вычислительная техника. В конце 40-х появились первые в мире ЭВМ современного типа – аналоговые.

В 1948-м Патентным бюро госкомитета Совмина СССР по внедрению передовой техники в народное хозяйство было зарегистрировано изобретение Б. И. Рамеева и И. С. Брука цифровой ЭВМ (свидетельство №10475 с приоритетом 4.12.1948).  В 1950-м была введена МЭСМ (Малая электронная счётная машина), в 1951 – серия М1, в 1953-м - БЭСМ-1, БЭСМ-2, серия «Стрела» и т.д. В 1958-и в издательстве «Советское радио» выходит перевод книги Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». Развивалась и математика управленческих процессов, напр., в работах Л. С. Понтрягина по оптимальному управлению. В1955-м в 4-м номере журнала «Вопросы философии» вышла статья математиков С. Л. Соболева, А. И. Китова и А. А. Ляпунова «Основные черты кибернетики». В 1962 году вышла книга А. Ивахненко «Техническая кибернетика. Системы автоматического управления с приспособлением характеристик». Много писал о кибернетике и пропагандировал вычислительную технику А. И. Берг, позднее сделал крупный вклад в кибернетику академик В. Глушков. В 60-е семейство ЭВМ «Мир» опередило уровень США на двадцать лет.

Тем не менее, в 1958 году, уже при Хрущеве, журнал «Техника молодежи» писал: «Кибернетика – реакционная лженаука, льющая воду на мельницу разнузданной империалистической пропаганды».

Резко негативно отнеслось к идеям Китова руководство Минобороны и ЦК КПСС, Китова исключили из партии и сняли с занимаемой должности.

Точно так же, как Сталин, Хрущев негативно относился и к генетике, история удушения которой в СССР хорошо известна (Струнников В. А., Шамин А. Н. Т. Д. Лысенко и лысенковщина. Разгром советской генетики в 30-40-х гг. Биология в школе. 1989. № 2. С. 15-20. Струнников В. А., Шамин А. Н. Т. Д. Лысенко и лысенковщина. Трудные годы советской биологии. Биология в школе. 1989. № 3. С. 21-25).

В апреле 1951 г. в Москве прошло Совещание по космогонии солнечной системы, на котором утверждалось, что «кризис и разброд в зарубежной астрономии отражает противоречия загнивающего капиталистического общества». Зарубежные астрономические теории были отвергнуты как идеалистические. Одним из основных объектов их критики вновь была теория относительности Эйнштейна, а также теория вероятности, в частности, понятие «математического ожидания».

В 1951-м была начата кампания по очищению советской химии от «буржуазных», «идеалистических» теорий и «рабского преклонения перед буржуазными научными авторитетами» (А. С. Сонин. Печальный юбилей одной кампании. Вестник РАН. 1991. Т. 61. № 8. С. 96-107).

Объектом критики стала «теория резонанса» в органической химии. Она была разработана американским химиком Л. Полингом как часть представлений о природе химической связи. В  1954-м Полинг получил ха эту работу Нобелевскую премию.

В СССР теория резонанса была объявлена «идеалистической» — и поэтому неприемлемой.

Репрессиям подверглись сотрудники химфака МГУ Я. К. Сыркин и М. Е. Дяткина, сотрудник ЛГУ М. В. Волькенштейн, им пришлось сменить место работы.

В июне 1951 г. Всесоюзная конференция по состоянию теории химического состава органической химии, объявила резонансную теорию буржуазной лженаукой, доклад был направлен Сталину. «Совещание вскрыло всю порочность, весь огромный вред "теории резонанса", отметив, что идеологические извращения в вопросах химической теории находятся в тесной связи с враждебными теориями в биологии и физиологии и представляют единый фронт борьбы реакционно-буржуазной идеологии против материализма» (Б. Н. Степаненко, Органическая химия. Учебник для фармацевтических школ. М.: Медгиз, 1951. С. 43-44).

***

На протяжении всей истории человечества религия тормозила развитие науки и репрессировала ученых.

Так, гонениям была подвергнута гелиоцентрическая система Коперника, потому что вращение Земли вокруг Солнца противоречило текстам Псалмов (Псал. 103:5), стиху из Экклезиаста (Екк. 1:5), а также эпизоду из «Книги Иисуса Навина» (Нав. 10:12), где говорится о неподвижности Земли и движении Солнца. Галилей за отстаивание системы Коперника был подвергнут пыткам. По сей день католики отмечают рождество Христово по старому стилю.

Аналогично ученые в СССР в период правления Сталина ссылались в концлагеря, их расстреливали, официальная идеология СССР душила науку.

В 30-е Сталин отменил ленинские указы о борьбе с религией. С 1925 года РПЦ существовала без патриарха, в 1943 году Сталин позволил провести его выборы. Была разрешена регистрация религиозных организаций, в 1943-1944 годах на освобожденных территориях начали массово открываться храмы. «Дорогой Иосиф Виссарионович!.. Русская церковь никогда не забудет того, что признанный всем миром Вождь, - не только Сталинской Конституцией, но и личным участием в судьбах Церкви поднял дух всех церковных людей…» - писали патриарший местоблюститель Сергий, митрополит Московский и Коломенский Алексий, митрополит Ленинградский Николай, митрополит Киевский и Галицкий (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 806. Л. 140).

Ныне Сталин – Саваоф, СССР – земля обетованная, откуда изгнали, лозунг возврата в СССР – тема второго пришествия.

Религия – не наука, это догматика. Диалектический материализм включает в свою систему каждое новое открытие, которое опровергает прежние представления  мире. Догматика не может включать новое в свою систему, поэтому она воспринимает новое как подрыв своих основ. Следовательно, эрзац-марксизм ВКПб-КПСС не имел отношения к диалектическому материализму.

Развитие производства, указывал Маркс, определяется тем, насколько наука стала производительной силой. Таким образом, развитие СССР шло не благодаря, а вопреки Сталину.

Борис Ихлов

Заменят ли роботы и БОД труд рабочих?

В последнее время в информационном пространстве стали не редко попадаться сообщения, сюжеты, статьи интервью и т.д. на тему замены рабочего класса роботами. Для марксистов этот информационный мусор выглядит очень глупо, однако большинство обывателей принимает его всерьёз. Зачем правящему классу нужна очередная страшилка для рабочих, думаю, понятно – мол, благодарите холопы, что имеете хоть какую-то работу, а будете «качать права», то быстро заменим послушным роботом. 

Так грозит ли рабочему классу замена роботами? Насколько вообще актуальна эта проблема? Давайте разберёмся.

Рассмотрим норму прибавочной стоимости, характеризующую степень эксплуатации рабочей силы. Я приводил формулу Маркса для стоимости товара 

W=c+v+m, 

где с – стоимость израсходованных средств производства, 

v – стоимость рабочей силы и 

m – прибавочная стоимость. 

Вы уже знаете, что средства производства (с) лишь переносят свою стоимость на производимый товар и не создают ни грамма новой стоимости. Новую стоимость (v+m) создаёт лишь живой труд рабочих, который выражается в стоимости рабочей силы (v). 

Рабочие, во-первых, создают эквивалент стоимости своей рабочей силы, а во-вторых, создают прибавочную стоимость для капиталиста. Таким образом, если в формуле стоимости товара мы приравняем к нулю стоимость рабочей силы (не будем использовать живой труд), то формула примет следующий вид  

W=c+о+о, W=с. 

Collapse )

Пять мифов о марксизме для борьбы с марксизмом

В основе подобного рода весьма произвольных ссылок на Маркса лежит целый ряд весьма живучих мифов о природе его мысли. Эти мифы не новы - большинство их было сформулировано критиками Маркса еще столетие назад. Однако они увековечиваются системой образования и средствами массовой информации, в особенности в их высших, наиболее утонченных кругах. Будучи, как я уже сказал, мифами, они представляют реальное содержание мысли Маркса в искаженном свете. Ниже я рассмотрю пять наиболее укоренившихся мифов из их числа.

Миф первый: викторианская концепция класса

Начиная с 'Манифеста Коммунистической партии', Маркс изображает капиталистическое общество разделенным на ничтожное меньшинство капиталистов, в руках которых сконцентрирована вся экономическая власть, и огромное большинство рабочих, от труда которых зависит вся система. Однако, как говорят многочисленные социологи, современное общество не соответствует этой картине. Большинство людей, по крайней мере, в таких странах, как Британия, относятся к среднему классу, и трудятся не на Викторианских заводах и фабриках, а выполняют работу 'белых воротничков' в индустрии услуг.

Эта критика основана на полном непонимании марксистской концепции класса. Для Маркса классовая принадлежность индивида определяется не его стилем жизни или профессией, и даже, с определенными ограничениями, не уровнем его дохода. Классовое положение индивида определяется его отношением к средствам производства. Средства производства - это те производительные ресурсы: земля, строения и оборудование, - без которых невозможна экономическая деятельность.

Рабочие не имеют доступа к производительным ресурсам, за одним очень важным исключением, состоящем в том, что они располагают своей рабочей силой, своей способностью трудиться. Для того, чтобы существовать, они вынуждены продавать свою рабочую силу капиталистам, богатство которых позволяет контролировать им средства производства. Более слабые позиции рабочих относительно предпринимателей при заключении сделок по купле-продаже рабочей силы означают, что рабочие вынуждены продавать свою рабочую силу на невыгодных для них условиях.
Поэтому класс представляет собой для Маркса социальное отношение. Согласно его определению, быть рабочим означает трудиться в офисе, в супермаркете или в больнице, а не только на заводе или фабрике. Вы можете выполнять работу 'белого воротничка' или оказывать услуги, - например, учить детей или продавать гамбургеры, - а не производить материальные блага. Иными словами, согласно этому определению подавляющее большинство работников в таких странах, как Британия, являются рабочими, - и опросы общественного мнения, к неудовольствию социологов, демонстрируют, что большинство последовательно продолжает относить себя к рабочему классу.

Миф второй: железный закон абсолютного и относительного обнищания рабочего класса

Маркса обвиняют еще и в том, что он верил, будто бы в ходе капиталистического развития рабочий класс будет все глубже и глубже погружаться в пучину нищеты. Это представление иногда называют предсказанием Маркса о 'растущем обнищании' масс. Однако поскольку реальная заработная плата в развитых капиталистических странах за последние сто лет существенно возросла, прогнозы Маркса были тем самым безусловно опровергнуты.

Это - удивительное искажение мысли Маркса. 'Железный закон заработной платы', согласно которому уровень реальной заработной платы не может подниматься выше стоимости минимального объема средств, необходимых человеку для физического выживания, представляет собой одну из главных догм сочувственно настроенной по отношению к капитализму экономической науки XIX века. Она основывается на теории населения Томаса Мальтуса, согласно которой рост народонаселения имеет тенденцию опережать рост производства средств существования. Любое повышение заработной платы выше уровня, обеспечивающего только физическое выживание, будет стимулировать рост народонаселения, а это, в свою очередь, будет вести к обнищанию масс.

Маркс не разделял этой теории. Более того, он энергично выступал против нее и убеждал социалистов не принимать этой теории. В своей работе 'Заработная плата, цена и прибыль' он подверг критике аргумент последователя утопического социалиста Роберта Оуэна, согласно которому 'железный закон заработной платы' означал, что профсоюзы никогда не смогут улучшить условия жизни и труда рабочих. Маркс показал, что разделение продукта между трудом и капиталом зависит от баланса власти между этими двумя классами, а следовательно - от классовой борьбы.
Маркс и в самом деле проводил различие между абсолютным и относительным обнищанием. Реальная заработная плата действительно растет, однако та часть произведенного трудом рабочих продукта, которая приходится на их долю, может в то же самое уменьшаться по сравнению с той долей, которая присваивается предпринимателями в форме прибыли. Если производительность труда рабочих растет, их жизненные стандарты могут улучшаться, однако их эксплуатация при этом все равно будет расти, поскольку предприниматели будут получать еще большие прибыли от их труда.

Маркс также утверждал, что у тех улучшений, которых могут добиться профсоюзы своими реформами, имеются определенные пределы. Контроль предпринимателей над средствами производства означает, что они могут с помощью увольнений ставить работников в невыгодные условия при заключении сделок о купле-продаже рабочей силы. Именно так и происходит в условиях экономического спада. Высокий уровень безработицы заставляет тех, кто имеет работу, соглашаться на повышение нормы выработки без повышения зарплаты, на более низкую оплату труда и на худшие условия труда. За последние двадцать пять лет экономического кризиса реальная заработная плата в США, богатейшей стране мира, значительно снизилась. Поэтому нет оснований считать, что Маркс заблуждался.

Миф третий: неизбежный экономический крах

Однако, говорят критики, разве Маркс не утверждал, что капитализм обречен на гибель в силу внутренних экономических противоречий? И, поскольку капитализм не погиб, не доказывает ли это то, что Маркс, несомненно, заблуждался?
Действительно, в своей великом труде - 'Капитале' - Маркс развивает теорию экономического кризиса. Задолго до экономиста Мейнарда Кейнса [2] он развенчал все еще остающуюся центральной для официальной экономической науки и с жаром провозглашаемую сегодня Гордоном Брауном [3] идею о том, будто бы надлежащим образом организованная рыночная экономика способна достичь равновесия, при котором все ее ресурсы будут полностью использоваться. Кроме того, Маркс показал, что в недрах капитализма скрыты мощные силы, толкающие его к кризисам.

Наиболее важной из этих сил является тенденция нормы прибыли к понижению. Норма прибыли - то есть тот доход, который капиталисты получают благодаря сделанным ими инвестициям, - в капиталистической экономике представляет собой главное мерило успеха. Однако предприниматели являются внутренне разобщенным классом: они конкурируют друг с другом, поскольку каждый стремится получить большую долю той прибыли, которую они выжимают из наемных работников.

Отдельные капиталисты делают капиталовложения в более совершенные средства производства для того, чтобы завоевать бóльшую часть рынка. Для того чтобы выжить, их конкуренты вынуждены делать то же самое. В результате капиталовложения, - в особенности в оборудование, - растут быстрее, чем рабочая сила. Однако именно труд этих наемных работников является источником прибыли. Поэтому объем прибыли растет медленнее, чем объем капиталовложений, в результате чего норма прибыли понижается. Когда общая норма прибыли падает ниже определенного уровня, новые капиталовложения не осуществляются и экономика впадает в кризис.
В то же самое время речь идет именно о тенденции нормы прибыли к понижению. Маркс перечисляет 'противоположные факторы', способствующие повышению нормы прибыли. В частности, он говорит, что "те же самые факторы, которые порождают тенденцию понижения общей нормы прибыли, производят и противоположные эффекты, которые замедляют, блокируют и отчасти парализуют это понижение". Наиболее важными из этих факторов, препятствующих тенденции нормы прибыли к понижению, являются сами кризисы.

Во время экономических кризисов фирмы терпят банкротство, и их имущество распродается по дешевке. Это приводит к уменьшению общего объема капитала в экономике. В то же самое время, как мы видели выше, рабочие под угрозой безработицы вынуждены соглашаться с более высокой степенью эксплуатации. Эти факторы позволяют вернуть норму прибыли на уровень, на котором возобновляются капиталовложения и, вследствие этого, вновь начинается рост.

Поэтому, как указывает Маркс, 'перманентного кризиса не существует'. Колебания нормы прибыли ввергают капитализм в циклы подъема и спада, которые Маркс проанализировал одним из первых. Нисходящие моменты этого 'экономического цикла' подвергают наемных работников неимоверным лишениям. Когда система находится в кризисе, классовая борьба становится более ожесточенной и интенсивной. Именно от этой поляризации и должен отталкиваться рабочий класс, политическое предназначение которого состоит в свержении капитализма. Однако это не означает, что капитализм обречен на гибель по экономическим причинам.

Миф четвертый: экономический детерминизм

Искажение экономической теории Маркса - это только одно из звеньев в цепи широкого распространенного неправильного понимания его мысли. Слишком часто его изображают экономическим детерминистом, верившим в то, что историческое изменение является неизбежным результатом развития производительных сил. Более конкретно, его обвиняют в вере в неизбежное наступление социализма.

Действительно, в марксистской традиции можно встретить точку зрения, характерную, в частности, для тех споров, которые вели между собой социалистические партии II Интернационала, возникшего после смерти Маркса, согласно которой история развивается в соответствии с неизбежными экономическими законами. Однако, в противоположным редким и носящим случайный характер суждениям Маркса, которые приводят для подтверждения этой точки зрения, весь пафос его мысли является существенно иным.
В своем широко известном отрывке Маркс писал, что 'люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого' [4]. Подобного рода точка зрения предполагает, что в своей деятельности человеческие существа ограничены материальными условиями их собственного существования, однако эти ограничения не лишают их выбора или инициативы.

Опять-таки, в 'Манифесте Коммунистической партии' Маркс говорит, что каждый великий кризис классового общества заканчивался или 'революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов' [5]. Иными словами, кризис предполагает альтернативы, а не заранее предрешенные результаты. Реакция наемных работников на сильный экономический спад определяется не только их материальным положением, но и силой их коллективных организаций, теми различными идеологиями, влияние которых они испытывают, а также политическими партиями, которые борются друг с другом за право осуществлять руководство ими.

Маркс проводит различие между экономическим базисом общества и его политической, юридической и идеологической надстройкой. Он описывает экономический базис как 'реальную основу' социальной жизни. Однако это не означает, как то утверждают его критики, что он не принимает во внимание надстройку. Напротив, в момент кризиса события, происходящие в надстройке, где, как говорит Маркс, люди 'осознают этот конфликт и борются за его разрешение' [6], приобретают решающее значение в определении итога борьбы.

Миф пятый: государственный социализм

Наконец, нам говорят, что Марксово видение социализма является тоталитарным; это такой социализм, при котором государство получает контроль над экономикой и полностью регулирует жизнь каждого индивида. Крушение сталинистских обществ в конце 1980-х годов является поэтому непосредственным следствием недостатков, свойственных марксистской концепции будущего.

Опять-таки, это - полное искажение подлинных взглядов Маркса. Он считал идею государственного социализма противоречивой по определению. Он писал, что 'свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиняющийся' [7].

В своих работах, посвященных Франции, Маркс критиковал рост мощи централизованного бюрократического государства, процветающего за счет общества и действующего в интересах капитала. Он приветствовал Парижскую Коммуну 1871 года именно за то, что это была 'революция против самого государства'. Он высоко оценил действия рабочих Парижа, направленные на разрушение бюрократического государственного аппарата и замену его общественными учреждениями, находящимися под прямым демократическим контролем.

Маркс настаивал на том, что социализм не может быть навязан народу образованной элитой. Он является делом 'самоосвобождения рабочего класса' - процесса, в ходе которого люди становятся свободными благодаря тому, что они, объединяясь на демократических начал, стремятся сбросить власть меньшинства капиталистических эксплуататоров.
Поэтому сталинистские общества, с характерной для них концентрацией власти на вершине властной вертикали, представляли собой прямую противоположность Марксовой концепции социализма.
Вот почему крушение этих обществ не обесценивает мысль Маркса. По мере того, как все более и более явными становятся черты неравенства и иррационализма, свойственные либеральным капиталистическим обществам, приходит время вернуться к Марксу - не к мифическому Марксу, широко распространенные представления о мысли которого опровергаются в данной статье, но к подлинному Марксу, к его проникновенной критике существующей системы и к его видению альтернативы: человеческого освобождения.

[Литературные источники]
1. Callinicos, Alex. Marx: Hit and Myth © From Socialist Review, #227, February 1999
2. Кейнс (Keynes), Мейнард (1883-1946) - английский экономист, основоположник кейнсианства - доктрины государственного регулирования капиталистической экономики.
3. Браун (Brown), Гордон - британский политик, с мая 1997 года - министр финансов в лейбористском правительстве Тони Блэра.
4. Цит. по: Маркс, К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс, К. и Энгельс, Ф. Соч., т. 8, стр. 27.
5. Цит. по: Маркс, К. и Энгельс, Ф. Манифест Коммунистической партии // Маркс, К. и Энгельс, Ф. Соч., т. 4, стр. 424.
6. Цит. по: Маркс, К. К критике политической экономии. Предисловие // Маркс, К. и Энгельс, Ф. Соч., т. 13, стр. 7.
7. Цит. по: Маркс, К. Критика Готской программы // Маркс, К. и Энгельс, Ф. Соч., т. 19, стр. 26.

Алекс Калиникос

Вперёд (назад) в СССР! - лозунг нынешних «коммунистов»

Оценка идеологами и активистами ОКП готовности экономики к социализму.

Некто Дмитрий Якушев в статье «Выхода из кризиса не будет никогда, на месте капитализма должна появиться новая хозяйственная система»пишет на лакеевско-барановско-митинском сайте ОКП: 

«...невозможность сосуществования современных производительных сил с деньгами становится очевидной уже при капитализме, который вынужден подрывать сущность денег, фактически уничтожать их, чтобы заставить производительные силы работать. Деньги уже давно превращены в некую не имеющую стоимости "ликвидность". ...эта "ликвидность" может быть буквально бесконечной. Такая "ликвидность", получаемая нажатием клавиш компьютера, делает, вообще, бессмысленной систему самовозрастание капитала. Зачем нужен рост через оборот капитала, когда есть кнопка с "ликвидностью"?"

И, наконец, Якушев заключает: "Это значит, что... бессмысленно будет говорить о налогах и деньгах. Придется правильно ставить вопрос о том, как нам организовать управление созданными человечеством огромными богатствами без опосредствования товарно-денежными отношениями, которые сами умерли. Аминь".

  • Какой вывод неизбежно и необходимо следует из того, что "товарно-денежные отношения сами умерли"? 
  • Что коммунизм уже наступил в своей первой фазе? 
  • И что социализм (первая фаза коммунизма) уже наступил без какого бы то ни было переходного периода между ним и капитализмом, в том числе и без государства этого переходного периода, каковое есть революционная диктатура пролетариата?

Маркс в "Критике Готской программы" сделал, ставший хрестоматийным для всех марксистов, вывод о том, что между буржуазным обществом и обществом коммунистическим в его первой фазе, именуемой социализмом, необходимо лежит переходный период революционного преобразования буржуазного общества в общество социалистическое. И что государство этого периода по своей общественной природе (= по своему существу) есть не что иное, кроме как революционная диктатура пролетариата.

Чем являются товарно-денежные отношения? Они, прежде всего, являются отношениями стоимости, а эти последние суть отношения экономические = идеологически, политически и институционально превращённая форма производственных отношений.

Только развитое товарное производство, будучи тождественно общественному производству (производству общества в целом), доводит развитие отношений стоимости до их логического завершения — до отношений самовозрастающей стоимости, то есть до капиталистического способа производства как общественного способа производства.

Отношения самовозрастающей стоимости (= капиталистические отношения), став основой процесса воспроизводства общества в целом, представляют собою не что иное, кроме как действительный материальный базис буржуазного общества.

Но если прежний материальный базис общества умер сам без социальной революции, то на его место должен был прийти новый материальный базис общества, и он пришёл, не мог не прийти, коль старый базис уже умер. Смена материального базиса общества (= смена совокупности доминирующих в обществе производственных отношений) — это и есть не только материальная основа, но и материальное содержание социальной революции.

Или же уже произошедшей в США, на всём Западе и во всём мире социальной революции никто до сих пор не заметил? Но если никто не заметил произошедшей в США, на Западе и во всём мире "социальной революции", то что это за "социальная революция" была? В науке Запада под названием "история" социальные революции до сих пор именуются и различаются по тому общественному классу, который не только совершил соответствующую социальную революцию, но и в результате этой революции стал идеологически, экономически и политически господствующим классом.

Так какой общественный класс совершил эту, якобы никем не замеченную, глобальную "социальную революцию"? Или, что есть то же самое, какой общественный класс весь минувший век и доныне является идеологически, экономически и политически господствующим классом во всех развитых и развивающихся государствах мира? Неужто это не буржуазия? Или всё-таки буржуазия? А может всё-таки никакой новой, то есть не-буржуазной, социальной революции в течение последнего столетия в мире не совершилось вообще?

Но с разрешения главного редактора сайта, являющегося секретарём ЦК ОКП РФ А. Баранова, Д. Якушев утверждает на этом сайте: производственные отношения самовозрастания стоимости (= материальный базис буржуазного общества) уже умерли (не при смерти или умирают, но уже умерли) именно в глобальном масштабе, а не в рамках какой-то одной нации.

Общественное воспроизводство ведь не прекращалось и не прекратилось вследствие того, что капиталистические производственные отношения уже умерли. Стало быть, раз капиталистические производственные отношения уже умерли, им на смену уже пришли иные производственные отношения, и пришли именно в качестве доминирующих в общественном воспроизводстве общественных отношений в глобальном, опять-таки, масштабе.

И вся эта смена капиталистического материального базиса общества неким иным материальным базисом общества объективно (независимо от воли и сознания людей, но помимо воли и сознания людей) уже произошла в глобальном масштабе без какой бы то ни было социальной революции, не исключая из перечня таковых также и пролетарскую социальную революцию?

Якушевы с Барановыми утверждают, что уже произошла!!!

Так, стало быть, всё дело теперь лишь в том, чтобы изменилась идеологическая и политическая надстройка?

Но если материальный базис общества уже изменился "сам", то надстройка неизбежно придёт в соответствие с ним, если исходить из хрестоматийного Предисловия Маркса к его введению к Критике политической экономии? или не придёт?

Стало быть, пролетарская социальная революция, как минимум, материально вообще не нужна? Если она и нужна, то отнюдь не материально, но только идеологически и политически!

Если материальный базис изменился без социальной революции, осуществлённой пролетариатом в США и на всём Западе (такой революции ведь не было! или всё же была?), то на кой ляд теперь-то нужен пролетариат в качестве революционного класса?

Ведь буржуазия и без осознанного политически целенаправленного участия в этом пролетариата вполне успешно изменила материальный базис общества, то есть буржуазия сама осуществила уже решающую — материальную — часть социальной революции перехода к не-экономической общественной формации.

А для чего в таком случае нужна теперь пролетарская политическая партия ("коммунистическая партия")?

Согласно рассматриваемым идеологическим воззрениям, она нужна теперь исключительно и только для взятия политической власти в свои руки, экспроприации буржуазии, установления и осуществления своей диктатуры вместо диктатуры капиталистов.

Стало быть, Маркс вообще ничего не понимал ни в экономике, ни в политике, ни в идеологии, ни в истории, ни в законах общественного развития!?

Неужели этого не способны понять идеологи нынешних так называемых "компартий" РФ, бывшего СССР и всего мира?

Закономерная необходимость и неизбежность идеологических построений якушевых.

Идеологи и активисты, не говоря уже обо всех иных членах и сторонниках партий "левого" сталинизма (РКРП-КПСС, ОКП и прочие) в большинстве своём, скорее всего, не только не задумываются, но даже и не подозревают, что их идеологические воззрения суть результат невежества, либо махрового ревизионизма, либо и того, и другого вместе взятых.

Почему? Потому, что их построения вполне логичны, но в рамках догматики советского "марксизма-ленинизма", сформулированной ещё Джугашвили (Сталиным).

Это так именно потому, что их воззрения идеологически, то есть идейно и логически, суть закономерный результат последовательного применения догматов сталинизма к оценке уровня развития современного буржуазного общества.

Оставаясь ортодоксальными "марксистами-ленинцами", они исповедуют не что иное, кроме как вероучение советского "марксизма-ленинизма", догматы которого сформулированы Джугашвили (Сталиным) и "соборно утверждены" высшими органами ВКП(б) в качестве "членов символа веры".

Идеологическая "конструкция" рассматриваемых утверждений Якушева достаточно проста и незамысловата, укладываясь в несколько посылок.

Ульянов (Ленин) подчёркивал, что государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма. И, что между исторической ступенькой, называемой государственно-монополистический капитализм, и ступенькой, именуемой социализм, промежуточных ступеней нет. Это — первая посылка.

Джугашвили (Сталин), во-вторых, вырвал из контекста и возвёл в догмат эти утверждения Ульянова (Ленина), основывающиеся на выводах Энгельса в "Анти-Дюринге" о государстве как совокупном капиталисте и на выводах Гильфердинга об империализме и финансовом капитале в его книге "Финансовый капитал: новейшая фаза в развитии капитализма".

Точно так же, в-третьих, Джугашвили (Сталин) вырвал из общего "ленинского плана переходного периода к социализму", каким он был для Ульянова (Ленина) до "коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм", и возвёл в догмат утверждение о том, что развитие госкапитализма в условиях советской власти (диктатуры пролетариата) тождественно созданию "социалистической экономики".

В-четвёртых, Джугашвили (Сталин) не только возвёл в догмат положение о том, что форма собственности на средства производства есть основа производственных отношений, но и что в части материального базиса общества капитализм и социализм различаются между собой лишь только формой собственности на средства производства.

В-пятых, в статье "Экономические проблемы социализма в СССР" Джугашвили (Сталин) окончательно закрепил в качестве догматов "марксизма-ленинизма" собственные измышления по "политэкономии социализма", основывающиеся на толковании выводов Энгельса ("Анти-Дюринг") и Гильфердинга ("Финансовый капитал: новейшая фаза в развитии капитализма").

Речь идёт, прежде всего, о том, что в "социалистической экономике" товарно-денежные (= рыночные) отношения не только уже не доминируют, но отмирают и умирают ("исчезают" по мере развития социализма = продвижения "ко второй фазе коммунизма"). Рынок как стихийный регулятор экономики заменяется государственным планированием, закон конкуренции и анархии производства — законом планомерного развития народного хозяйства, закон стоимости — законом "регулирования производства потребностями общества". Согласно утверждениям Джугашвили (Сталиным), по мере создания экономических условий второй фазы коммунизма товарно-денежные отношения "исчезают", заменяясь "отношениями продуктообмена" в "плановой экономике", подчинённой "потребностям общества".

И наконец, в-шестых, "невозможность сосуществования современных производительных сил с деньгами становится очевидной уже при капитализме, который вынужден подрывать сущность денег, фактически уничтожать их... Деньги уже давно превращены в некую не имеющую стоимости "ликвидность". ...эта "ликвидность" может быть буквально бесконечной. Такая "ликвидность"... делает... бессмысленной систему самовозрастание капитала. Придется правильно ставить вопрос о том, как нам организовать управление созданными человечеством огромными богатствами без опосредствования товарно-денежными отношениями, которые сами умерли" (Якушев).

Производительные силы человечества уже имеют "общественный характер, форма же собственности... частная, капиталистическая" (Джугашвили), но произошедшая уже "смерть товарно-денежных отношений" сделала "бессмысленной систему самовозрастание капитала", то есть глобальное общественное производство, ведущееся с целью самовозрастания капитала не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве.

Поскольку деньги как наиболее развитая всеобщая форма стоимости "умерли", постольку "умер" и эквивалентный обмен товаров ("товарно-денежные отношения умерли"), а, значит, умерли и все иные, кроме денег, формы стоимости. Но "стоимость, как закон стоимости, есть историческая категория, связанная с существованием товарного производства" (Джугашвили). Для ортодоксальных "марксистов-ленинцев" это тождественно тому, что товарное производство "умерло". Ибо "стоимость с её формами и закон стоимости" могут "исчезнуть" только лишь "с исчезновением товарного производства" (Джугашвили).

"Советская власть обобществила средства производства, сделала их собственностью всего народа и тем уничтожила систему эксплуатации, создала социалистические формы хозяйства" (Джугашвили). 

Но "раз общество возьмёт во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продуктов над производителями" (Энгельс).

Всё это вместе взятое как раз и диктует ортодоксальным "марксистам-ленинцам" необходимость ("придётся") "организовать управление созданными человечеством огромными богатствами без опосредствования товарно-денежными отношениями". А для этого прежде "придётся" вновь установить "советскую власть" ("диктатуру пролетариата"), но теперь-то уже во всемирном масштабе это сделать "придётся", и "привести производственные отношения в соответствие с уровнем развития производительных сил" (Джугашвили), для чего "обобществить средства производства", но теперь уже не в одной только "промышленности", но и в "сельском хозяйстве".

Поскольку для идеологов ОКП, РКРП-КПСС и всех прочих "левых" сталинистов это так и никак иначе, постольку политически и экономически переход к социализму теперь состоит только в том, чтобы: 

а) установить "советскую власть"; 

б) осуществить национализацию всех средств производства; 

в) организовать государственное управление фактически уже готовой "социалистической экономикой"; 

г) для чего ввести всеобщее государственное планирование, подчиняющее производство "потребностям общества" (обеспечивающее "господство общества производителей над продуктами"); 

д) наладить практику продуктообмена между непосредственными производителями и всеми прочими потребителями продуктов; 

е) развивать и всемерно укреплять государство не только как орудие подавления всех классовых врагов, но и как орудия построения коммунизма, то есть укреплять государство, доколе оно не "отомрёт само".

Кратко говоря, "вперед, то есть назад, в сталинский СССР", но теперь уже последовательно распространяемый на весь мир — охватывающий весь мир.

В итоге "пролетарская социальная революция" материально сводится теперь лишь к следующему

  • национализация всех средств производства; 
  • экспроприация и подавление (бытийственное уничтожение) всех классово чуждых элементов; 
  • введение планово-регулируемого продуктообмена между производителями и всеми иными потребителями продуктов; 
  • укрепление и повышение эффективности аппарата насилия и созидания (государства) "светлого будущего".

Всё, что осталось у них в итоге от пролетарской социальной революции, — это институционально-политическое и политическое, всецело обусловленное идеологическим и политическим. Материальное в нём представлено исключительно лишь только теми объектами, в отношении которых совершаются все эти "мероприятия", и теми субъектами политики, которые осуществляют все эти "мероприятия", начиная с материальных интересов этих субъектов.

Всё в действительном материальном содержании пролетарской социальной революции, что относится не только к упразднению товарно-денежных отношений и всех иных экономических отношений, снятию отчуждения продуктов труда и самоотчуждения человека от своей родовой сущности, но и к созданию всех необходимых социальных условий и предпосылок социалистических производственных отношений, для ортодоксальных "марксистов-ленинцев" уже произошло само — вернее, эту историческую работу человечество уже проделало в форме капитализма.

В результате, когда и если ортодоксальным "марксистам-ленинцам" доведётся взять власть в свои руки, может возникнуть только всё та же самая общая или всеобщая "капиталистическая корпорация = государство".

Обо всех этих "марксистах-ленинцах" даже нельзя сказать: "Что они ни пытаются сделать, в результате у них может получиться только автомат Калашникова". Ведь в действительности уже и "автомат Калашникова" не может получиться — всегда получается только очередной симулякр его.

Идеологи РКРП "родили новую политэкономию социализма".

Но может быть речь идёт всего лишь о взглядах (мнениях) отдельных членов ОКП, персональную основу которой составили изгнанные из КПРФ в рамках "борьбы с нео-троцкизмом" преимущественно столичные "интеллигенты-марксисты"?

Отнюдь не о частном явлении идёт речь. На этих же самых идеологических позициях стоит и так называемая РКРП-КПСС с момента своего создания в РФ, иначе обе эти "компартии", согласно их официальным документам, не находились бы в процессе объединения в одну "марксистско-ленинскую" ("коммунистическую") партию. Самая РКРП входит в состав КПСС, после 1991 года воссозданную бывшим членом Политбюро ЦК КПСС О. Шениным и доныне объединяющую осколки бывших "компартий союзных республик".

В 2007 году в Петербурге издана монография "Социальная экономия труда: общие основы политической экономии" (СПб, 2007), автор которой Василий Яковлевич Ельмеев (1928-2010г) член РКРП с 1991 года, "выдающийся советский ученый марксист", как сообщает об этом официальный сайт РКРП.

Кто такой В.Я. Ельмеев? Доктор экономических и доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, почетный работник высшего профессионального образования РФ, почетный профессор Санкт-Петербургского государственного университета. В указанной монографии 2007 года, как сообщается на сайте РКРП, "развернуты результаты его научной деятельности в области политической экономии".

И каковы эти главные результаты?

Вот как они изложены на официальном сайте РКРП 15 марта 2020 года "В.Я. Ельмеев, опираясь на фундамент марксизма и его методологию - диалектику, обобщил теоретический и практический опыт социалистического производства и заполнил те бреши, которые имелись в политической экономии. Стержневой вывод исследования следующий. Социалистическое производство не может опираться на стоимость и ориентацию на прибавочную стоимость; ему свойственно принципиально иное, противоположное основание — потребительная стоимость.

Основным экономическим законом социалистического производства выступает закон потребительной стоимости, а не закон стоимости. Закон потребительной стоимости устанавливает зависимость необходимых затрат труда от потребностей общества в тех или иных потребительных стоимостях. В противоположность закону стоимости, устанавливающему эквивалентность затрат труда, закон потребительной стоимости предполагает превышение результата труда над его затратами. Вместо максимизации прибавочной стоимости, как части стоимости, создаваемой прибавочным трудом наемных рабочих, закон потребительной стоимости условием эффективности производства делает высвобождение труда и рабочего времени всего общества.

Социалистическое непосредственно общественное производство, опирающееся на закон потребительной стоимости, неуклонно ведет к обеспечению полного благосостояния, к сокращению времени участия работников в общественном производстве и, соответственно, увеличению свободного времени и всестороннему развитию на этой основе всех членов общества. Таким образом, реализуется конечная цель социализма — построение бесклассового общества".

Эквивалентность затрат труда — это что? И чему это эквивалентность затрат труда?

Зарплате (цене рабочей силы)? Нет.

Эквивалентность относится исключительно к товарам и только к товарам, во-первых, а затраты труда сами по себе товаром не являются. Рабочая сила (способность к труду) — это товар, но осуществлённый труд товаром является лишь опосредствованно — в форме конкретного товара, являющегося продуктом этого труда, произведённым для продажи - для эквивалентного (равного по меновой стоимости) обмена на другие товары.

И равенство (эквивалентность) товаров, во-вторых, может быть только по величине стоимости, которая определяется количеством общественно необходимых затрат труда, овеществлённого в каждом конкретном товаре.

Эквивалентность обмена товаров по стоимости, как доказал Маркс, достигается в общественной (экономической) практике посредством приведения количества затрат (рабочего времени) всякого индивидуального труда, овеществлённого в товаре, к количеству затрат (рабочему времени) простого (в данный исторический момент) труда.

Но это, как доказал Маркс, невозможно без устойчивого непрерывного функционирования всего механизма ценообразования (определения величин меновой стоимости) всех без исключения товаров в условиях товарного производства и их (всех товаров) свободного обмена друг на друга посредством рынка, прежде всего.

Далее, это невозможно без закономерного отклонения цен всех товаров от их стоимости даже и без монополий, конкуренции производителей, продавцов и покупателей (потребителей) товаров, неравномерности роста производительности труда в разных родах и видах производства, не говоря уже об отдельных (единичных или индивидуальных) производствах и т.д.

Количественное приведение затрат индивидуального труда к затратам простого труда невозможно без устойчивого непрерывного функционирования всего механизма общественного установления (определения) той или иной меры эквивалентности индивидуальных затрат труда, овеществлённого в конкретном товаре, общественно необходимым затратам труда на производство данного вида товара.

Так что эквивалентность количества индивидуальных затрат труда, овеществленных в конкретном товаре, величине его (этого товара) стоимости — не более чем закон-тенденция.

Закон стоимости как раз и обеспечивает не просто колебание, но необходимое и неизбежное тяготение колебаний всех и всяких индивидуальных затрат труда на производство и реализацию каждого конкретного товара к общественно необходимым затратам труда посредством непрерывного действия всего механизма капиталистического регулирования меновых цен товаров. Этим только и обеспечивается прогресс в экономии рабочего времени общества, а равно и вытекающее из неё высвобождение труда.

"В противоположность закону стоимости, устанавливающему эквивалентность затрат труда, закон потребительной стоимости предполагает превышение результата труда над его затратами", — утверждает Ельмеев.

Созданная конкретным трудом и воплощённая в продукте этого труда стоимость действительно превышает меновую стоимость (заработную плату) рабочей силы, применением которой является данный труд и результатом которого — этот его продукт. Это и есть фактически созданная данным трудом прибавочная стоимость.

Но "превышение результата труда над его затратами" — это вообще перл, до которого никакой Сэй или Прудон, например, даже и додуматься не могли.

Это какой такой результат конкретного труда, если это не продукт этого труда, превышает затраты самого этого труда? Превышает не эпизодически, не как частный случай отклонения от закона, но именно как сам закон, как нечто общее и всеобщее для всей экономической практики? И каков источник этого превышения результата труда над его затратами? Не божественный ли (= сверхъестественный) источник, случаем?

Только в одном единственном случае результат труда может превысить затраты этого же самого труда, когда и если этот результат труда уже не есть продукт только самого этого труда, но есть также и продукт ещё чего-то дополнительно, помимо живого и мёртвого труда, овеществлённого в данном продукте.

Тогда чего ещё, помимо труда, есть продукт, этими представителями предельного распада идейного ("это верх распада идейного", как сказал бы Ильич), то есть этими идеологическими и политическими выродками сталинизма именуемый "потребительной стоимостью"?

Кроме "божественного бреда" идеологических и политических выродков сталинизма, никакого иного источника такой "прибавочной потребительной стоимости" продукта труда нет, и быть не может. То есть — это "прибавочная потребительная стоимость" из Ничто, то есть из Бога и от Бога, ведь в рамках апофатического (отрицательного) богословия, то есть идеологически, именно Бог как раз и есть то всеобщее Ничто, которое творит всё и всякое нечто без исключения.

Как получен этими "марксистами" их "закон потребительной стоимости"?

В законе стоимости они заменили "стоимость" "потребительной стоимостью" и получили "закон потребительной стоимости" вместо "закона стоимости".

Следом за этим им тут же "пришлось" в категории "прибавочная стоимость" заменить "стоимость" на "потребительную стоимость" и получили "прибавочную потребительную стоимость".

Таким образом, посредством замены слов воспроизводство (самовозрастание) капитала не просто превратилось в "удовлетворение потребностей общества посредством производства потребительных стоимостей", но в "высвобождение труда и рабочего времени всего общества" посредством такого "общественного производства".

Однако первоверховный апостол их вероисповедания Джугашвили (Сталин) в статье "Экономические проблемы социализма в СССР" постановил: 

"На второй фазе коммунистического общества количество труда, затраченного на производство продуктов, будет измеряться не окольным путем, не через посредство стоимости ее форм, как это бывает при товарном производстве, а прямо и непосредственно - количеством времени, количеством часов, израсходованным на производство продуктов. Что же касается распределения труда, то распределение труда между отраслями производства будет регулироваться не законом стоимости, ...а ростом потребностей общества в продуктах. Это будет общество, где производство будет регулироваться потребностями общества, а учет потребностей общества приобретет первостепенное значение для планирующих органов".

А вот в рамках первой фазы коммунизма, то есть при социализме, согласно вероучению сего первоверховного апостола "марксизма-ленинизма", ещё действует, ибо не может не действовать, закон стоимости (см. там же).

Но Ельмеев-то утверждает, что уже в рамках "социалистической экономики" закон стоимости не действует, а действует "закон потребительной стоимости". И утверждает это он по тем же самым причинам, что и Якушев, то есть потому, что "товарно-денежные отношения умерли" уже при капитализме.

Вот это и есть не что иное, кроме как ересь (сознательное отклонение от догматики и её намеренное искажение) внутри "марксизма-ленинизма", возведённая, однако, в ранг исповедуемого вероучения (идеологии) якобы ортодоксально-сталинской до мозга кости "марксистско-ленинской" партии.

Так прямо они не только не говорят, но и никогда не признают этого, ежели вообще кто-либо из них способен будет когда-либо понять это.

Идеологическое сокрытие этого махрового, ибо двойного (и учения Маркса, и вероучения Джугашвили), ревизионизма осуществляется привычной и обычной в этих религиозных кругах сталинистской демагогии о "политэкономии социализма", "всестороннем развитии личности", движении к "бесклассовому обществу", "светлому будущему", и т.д.

Современные идеологические и политические выродки сталинизма в принципе неисправимы точно так же, как и горбатого даже могила в действительности не исправляет, хотя большинство верует, что исправляет.

И если кто-то ещё надеется на то, что "коммунисты = марксисты-ленинцы" наконец накопят силы и вернут общество на путь социализма и коммунизма, то таковым можно сказать только одно: "Оставь надежды всякий, сюда входящий".

Василиев Владимир, 8 мая 2020 года.

"Новое" явление буржуйским идеологам.

Примечательная беседа состоялась на «Эхе Москвы» между ведущим Антошей Арехом и руководителем программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андреем Колесниковым:

«А.  Орехъ― Да, это же не контингент Навального, это люди, которые против  власти, но не за оппозиционеров. Мы же с вами болельщики, замечательный  вратарь Фролов из самарского клуба «Крылья Советов», который тут стал  звездой Интернета и был оштрафован своим клубом. Он же сказал, что да  Навальный кто это такой, вообще его никто не знает, никто всерьез не  принимает. И Путин пустомеля. В общем, ни тех, ни тех. Получается, что у  нас новый класс протестующих возникает.
А.  Колесников― Думаю, что да. И непонятно, что с ними делать. Они  возникают в совершенно неожиданных местах. Где-то заразились рабочие,  где-то забастовка. Где-то кому-то не заплатили. И ведь со стороны  политизированной есть элемент конспирологического мышления. Когда был  протест во Владикавказе, кто-то сразу начал говорить о том, что вот это  ведь Навальный там все организовал. Причем здесь Навальный. Это  совершенно новое явление. Оно связано с тем, что люди не понимают, что  происходит. Люди не могут зарабатывать деньги, с вертолета им ничего не  разбрасывают».
Collapse )

Сталин – Путин – либерасты

Насаждаемая правящим классом буржуазная методология сводит историю к деяниям «великих личностей» превращает громадное большинство населения в эти самые «винтики», становящиеся игрушками в руках политиков. Правящий класс заставляет трудящихся метаться «от Понтия к Пилату», выбирая, на кого им молиться, на Сталина, Ельцина или Путина, ждать нового «мессию» типа Сталина или стремиться «в Европу» по образу майданутой Украины. Это ложный выбор между «шилом и мылом». Это выбор между группировками одного и того же класса, между тем, каким образом и кому трудящиеся доверят собственное ограбление или даже превращение в пушечное мясо в очередной войне.
Нет, и не будет другого выбора, кроме самостоятельной классовой организации пролетариев всего мира для свержения капиталистической системы в целом.

«Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» (В.И. Ленин, ПСС, т 23, стр. 47).

С превеликим сожалением приходиться наблюдать правоту этих слов, наблюдая за изменением общественных настроений. Особенно бросается это в глаза на разного рода форумах и в социальных сетях. Использование научного марксистского подхода к анализу истории отсутствует практически полностью. Даже те, кто пытается выдавать себя за марксистов, обращаются к марксистской методологии только в отдельных узких местах, но всегда в отрыве от самой динамики исторического процесса. А ведь все вытекает из последнего.

Марксизм начался с понимания объективности исторических законов. Классы и классовую борьбу признали буржуазные историки еще до Маркса, но Маркс показал, что существование соответствующих классов и борьбы между ними определяется уровнем развития производительных сил.

«То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего:


  • 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата,

  • 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов»

(К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т. 28, стр. 427).

Между тем, крайне невозможно найти в работах современных марксистов (точнее сказать «марксистов») описание мировой истории, или истории СССР, послеоктябрьского столетия как объективного исторического процесса. Почти все сводится к заслугам или преступлениям тех или иных вождей. В лучшем случае ссылаются на внешние обстоятельства. Немногим лучше обстоит дело с борьбой классов. В лучшем случае, скрепя зубы, их существование в СССР признается в послесталинский период. Т.е. классы появляются для них не из системы производственных отношений, а как результат то ли «предательства Хрущева», то ли «косыгинских реформ». В этой небольшой статье автор остановится только на истории классовой борьбы в СССР, и на том, чьи классовые интересы выражали и выражают указанные в заголовке персонажи. Ибо здесь пропаганда многих десятилетий превратила в «глупенькие жертвы обмана и самообмана в политике» подавляющее большинство населения.

Итак, классы. “Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно по способам получения  и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы - это такие группы людей, из которых одна может присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства” (Ленин В.И. «Великий почин», ПСС. т.39. с.15).

В чем смысл использования классового подхода? Вопреки проклятиям по адресу марксистов (которые, как сказано выше, даже не были открывателями классов и их борьбы) – это всего лишь стандартный научный подход в обществу, аналогичный подходу в других отраслях знаний. Как вы исследуете, скажем, экологическую систему леса? Никто ж не изучает в данном случае «личность» каждого отдельного муравья, ежа или сосны. Берутся соответствующие классы и группы растений, животных, насекомых, рассматриваются внешние условия (температуры, влажность и т.д.) и рассматриваются, как они взаимодействуют между собой. Так же и в обществе, разделенном на классы, для рассмотрения исторического процесса берутся группы людей с разными материальными интересами, и рассматривается их взаимодействие. Если же мы начнем учитывать мнение каждого отдельного человека, то мы просто запутаемся в огромном количестве данных и легко окажется жертвой преувеличения роли отдельных личностей и не учета других. Следует также отметить несостоятельность обвинений в том, что таким образом марксисты превращают людей в послушных «винтиков», «пренебрегают личностью» и т.д. Все с точностью наоборот. Именно насаждаемая буржуазная методология, сводящая историю к деяниям «великих личностей» превращает громадное большинство населения в эти самые «винтики», становящиеся игрушками в руках политиков. На самом деле именно тот факт, что основная масса населения, представляющая интересы тех иных классов, сознательно эти интересы отстаивает, и делает исторический процесс закономерным. Ибо если бы этого не было, если бы все люди действовали независимо от своих классовых интересов, то о каких закономерностях могла бы идти речь?

Итак, какие классы действовали на территории СССР последние 100 лет? Начнем «с конца». Какие классы были накануне развала СССР, и какому классу нужны были эти «реформы» с массовой приватизацией и т.д.? Исходя из указанного выше ленинского определения, какой класс мог «присваивать труд другого, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства»? Если не закрывать глаза на реальность, это достаточно очевидно. Именного государственная бюрократия МОГЛА присваивать себе труд остального трудящегося населения и именно «благодаря» своему «месту в определенном укладе общественного хозяйства». При этом «остальное трудящиеся население» было обычными пролетариями, продающими свою рабочую силу за заработную плату. Ничего нового для марксизма. Слово Энгельсу:

«Но ни переход в руки акционерных обществ, ни превращение в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил... Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочими, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки" (К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т. 20, стр. 289-290).

Т.е. разделение «советского» общества на пролетариев и государственную бюрократию есть лишь отражение «доведенных до крайности» капиталистических производственных отношений. А сама бюрократия ни что иное как форма капиталистического класса. И уж совсем очевидным является ответ на вопрос: в интересах какого класса был произведен раздел СССР и его государственной собственности. Какой их указанных двух классов имел административные и финансовые возможности, опыт управления, связи и т.д., чтобы воспользоваться приватизацией? Тому же классу нужен был и раздел страны, чтобы под патриотическими лозунгами отвлечь людей от последствий либеральных реформ. Особенно ярко это проявилось на Украине, в Грузии и Прибалтике. Какие уж тут социальные проблемы, когда нужно защищаться от «кровавого агрессора» в лице России?! Что касается РФ, то здесь «сепаратизм» команды Ельцина был вызван требованием как можно быстрей «взять все и поделить», пока более консервативный союзный «центр» не нажал на тормоза.

Хорошо, но откуда же взялся этот класс? Ведь у нас была Октябрьская революция, говорят социалистическая, когда к власти пришел рабочий класс.

Природа русской революции однозначно определялась большевиками как буржуазно-демократическая, тогда как социалистическая рассматривалась только как международная. Объединяющим фактором обеих революций был тот факт, что обе они проводились руками пролетариата: российский пролетариат, совершая буржуазную революция своей пролетарской диктатурой, должен был положить начало международной социалистической революции.
Россия - крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас социализм. Но крестьянский характер страны, при громадном сохранившемся земельном фонде дворян-помещиков, на основе опыта 1905 года, может придать громадный размах буржуазно демократической революции в России и сделать из нашей революции пролог всемирной социалистической революции, ступеньку к ней”. (В.И. Ленин, ПСС, т.31, стр.91-92).

Это из «Прощального письма швейцарским рабочим», которое оставил Ленин уезжая из Швейцарии в конце марта 1917 года. А итог? Его можно увидеть в статье «К четырехлетней годовщине Октябрьской революции»:
Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца как никто. Мы вполне сознательно, твердо и неуклонно продвигаемся вперед, к революции социалистической...” (В.И. Ленин, ПСС, т. 44, стр. 144-145).

Итак, через 4 года после Октября большевики только продвигаются к социалистической революции! Где же они находятся сейчас (т.е. осенью 1921 года)? “Мы отступили к государственному капитализму” (там же, стр. 229). Учитывая, что о социалистической революции речь шла только как о «всемирной», то очевидно, что перейти к ней так и не удалось.

Что же осталось в России? Победившая буржуазно-демократическая революция. Какие производственные отношения утверждаются после победы буржуазно-демократической революции? Только капиталистические. Без социалистической революции переход к социализму невозможен, сколько не кричи «халва!», в смысле «социализм!». Но ведь революцию-то осуществил рабочий класс! И его власть имела вполне конкретную форму в лице Советов – созданных по ПРОИЗВОДСТВЕННОМУ ПРИНЦИПУ  органов власти. Т.е. грубо говоря, Советы – это органы самоуправления трудовых коллективов предприятий. Но в ходе гражданской войны социальная база Советов крайне ослабла. Передовые рабочие первыми отправлялись на фронт, где многие погибли. То же самое верно и для ухода передовых рабочих в органы власти, милицию, местное самоуправление и т.д. в силу саботажа буржуазной интеллигенции, особенно в первые месяцы после Октября. Наконец, военная разруха привела к резкому сокращению промышленного производства, закрытию предприятий и т.д. Произошло «распыление» рабочего класса. А революция в Европе так и не наступала.

Таким образом, мы получили ослабленную политическую власть пролетариата в стране с капиталистическим базисом. Руководство экономикой неизбежно оказывалось в руках государственных структур в лице чиновничества, которое сразу же начало искать возможности использовать эти структуры в своих интересах. Уже в конце 1920-го Ленин назвал наше государство «рабочим с бюрократическим извращением» (ПСС, т. 42, стр. 208). И добавлял: «Наше теперешнее государство таково, что поголовно организованный пролетариат защищать себя должен, а мы должны эти рабочие организации использовать для защиты рабочих от своего государства и для защиты рабочими нашего государства» (там же). Но в обществе именно экономический базис определяет надстройку, а не наоборот. Т.е. капиталистический базис неизбежно должен был задушить пролетарскую надстройку, если ей не придет на помощь международная революция. Ленин прямо ставил задачу» «продержаться»: «Мы стали, таким образом, в настоящий момент перед вопросом: удастся ли нам продержаться при нашем мелком и мельчайшем крестьянском производстве, при нашей разоренности до тех пор, пока западноевропейские капиталистические страны завершат свое развитие к социализму?» (там же, т. 45, стр.402). Это из последней статьи Ленина «Лучше меньше, да лучше».

Международная революция на помощь не пришла. Капиталистический базис задушил пролетарскую надстройку. В этом разгадка последующего разгрома оппозиции в ВКП (б) в 20-е годы и последующего террора 1937-38 гг. Государственная бюрократия, коллективный собственник государственных средств производства, не могла допустить возрождения ослабевшей в ходе войны власти рабочего класса. Раз за разом, она ослабляла его влияние на жизнь страны. А когда настал момент – просто тотально вырезала его партию, одновременно ликвидировав даже юридически его власть - Советы. Вопреки мифологии Советская власть аннулирована сталинской конституцией 1936 года.

Таким образом, с 20-х годов прошло века мы жили в обществе государственного капитализма с правящим капиталистическим классом в лице государственной бюрократии. И как было сказано выше, именно эта бюрократия и разделила, в собственных интересах, и страну и ее материальные богатства. Во главе этого процесса бюрократия поставила Ельцина. Т.е. Ельцин, как и его нынешние последователи из числа этих самых «либерастов», и Сталин представляли и представляют интересы ОДНОГО И ТОГО ЖЕ КЛАССА на разных исторических этапах. Остается только поражаться наивности, с какой поклонники Сталина пишут сейчас в социальных сетях фразы типа «либерасты, ельциноиды и т.п. ненавидят Сталина за то, что он был за трудовой народ». Нынешняя либеральная «оппозиция» во главе с Ельциным лишь продолжила классовое дело сталинской бюрократии. Она может быть только благодарной Сталину за уничтожение большевизма.

А как же Путин, которого прозападные либералы проклинают на всех углах, пугая возрождением сталинизма? Да все так же. Ответ кроется в изменяющихся интересах правящего класса. Теперь это уже не только и не столько государственная бюрократия, а классический класс капиталистов, прежде всего крупных, т.н. олигархов, которых «вождь нации» созывает на совещания, когда нужно определить дальнейшую экономическую политику правительства. Награбив колоссальные богатства, включая важнейшие предприятия, теперь им нужно, чтобы эти предприятия работали, чтобы правительство защищало их интересы на мировом рынке от иностранных конкурентов. И верный слуга Ельцина Путин становится «патриотом», отправляя в опалу непослушных и наиболее прозападных олигархов: Березовский, Гусинский, Ходорковский. Вот и все. Но в целом он продолжает служить ТОМУ ЖЕ КЛАССУ, даже если последний и испытал в последние годы некоторую дифференциацию, в зависимости от направленности своих интересов на внутренний или внешний рынок.

Отдельная реплика ура-патриотическим поклонникам ВВП, который, по их словам, «прижал либерастов», «поднял Россию с колен» и т.д. Не надо никаких иллюзий! И дело не только в том, что Путин именует своих западных оппонентов, делающих прямую ставку на развал России по примеру Югославии, «партнерами». Это можно объяснить дипломатией. Но уже давно предметом возмущения был и остается тот факт, что в условиях, когда правительство зарезает все мыслимые траты – «денег нет, но вы держитесь» - наши доходы от продажи нефти и газа уходят на покупку американских ценных бумаг. Т.е. на поддержание американской промышленности. Как сообщает канал «Царьград», более 70% крупных предприятий России имеют иностранную юрисдикцию. Сразу вспоминается сказанная уже достаточно давно знаменитая фраза Бжезинского «Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков, но поскольку 500 млрд. долларов российской элиты лежат в наших банках, вы разберитесь: это ваша элита или уже наша?». С тех пор сумма зарубежных вкладов российской элиты только возрастала.

Ничего нового. В гражданскую белые оппоненты Советской власти тоже строили из себя великих патриотов, противостоящих «немецким шпионам» большевикам. Но на практике все (!) антибольшевистские правительства существовали только благодаря поддержке иностранных держав, в т.ч. и кайзеровской Германии (Украина, Прибалтика, Дон при генерале Краснове). По договоренностям Парижской конференции декабря 1917 г. территории большей части России должна была отойти под контроль ее союзников по Антанте после предполагаемого разгрома большевизма. И это произошло бы, победи белые. Опирающиеся на интересы капитала, тесно связанного с мировым рынком, они не могли бы отказаться от требований своих патронов. Целостность страны сохранили большевики, предложившие новую форму единства: союз пролетарских республик. Ликвидация Советской власти, т.е. власти пролетариата, Сталиным предопределила и будущий распад СССР в 1991-м.

Патриотизм правящего класса при капитализме всегда фикция. При необходимости он распродаст свою страну кому угодно. Это показали белые в гражданскую, это же показала и бюрократия государственного капитализма СССР в 1991-м. Те, кто любит свой народ, должен понимать, что единственной гарантией свободного развития всех наций является ликвидация капитализма.

Правящий класс заставляет трудящихся метаться «от Понтия к Пилату», выбирая, на кого им молиться, на Сталина, Ельцина или Путина, ждать нового «мессию» типа Сталина или стремиться «в Европу» по образу майданутой Украины. Это ложный выбор между «шилом и мылом». Это выбор между группировками одного и того же класса, между тем, каким образом и кому трудящиеся доверят собственное ограбление или даже превращение в пушечное мясо в очередной войне.
Нет, и не будет другого выбора, кроме самостоятельной классовой организации пролетариев всего мира для свержения капиталистической системы в целом. Дело мировой революции, начатое Лениным и его партией, должно быть доведено до конца. Объективные условия на нашей стороне. В начале ХХ века в мире было 60 млн. пролетариев, накануне второй мировой- 140 млн. сейчас – порядка 2 млрд. Вместе с семьями – это более половины человечества.
Капиталистическая мировая система входит в новый системный кризис.  Пора.....

Юрий Назаренко