Tags: классовая борьба

В чем заключается предательство сталинизмом дела октября 1917г.?

Труд - функция рабочего, специалиста, которая признается трудовым законодательством, признается юридически. Эта область регулируется юридическими законами.

Рабочая сила - физическая сила рабочего, что признается политической экономией. Эти отношения регулируются законами политической экономии, которые подробно изложены в "Капитале" К. Маркса.

Как соотносятся юридические и экономические законы? Бывает, что совпадают, что применяются одни и те же понятия. Юридические законы представляют форму сущности этих отношений, но форма не всегда существенна, а сущность не всегда является.

Например, К. Маркс в "3. Купля и продажа рабочей силы. Главы IV. - Превращение денег в капитал "Капитала" пишет об отчуждении рабочей силы, её выжимании, изъятии и присвоении в частную или государственную собственность для превращения в капитал. 

"Капитал" К. Маркса посвящен отчуждению рабочей силы, превращению её в чужую собственность, которая кристаллизуется, застывает в товаре, как отчужденная потребительная стоимость для превращение её в капитал.

Тут В.И. Ленин без теоретического обоснования вводит юридически "свой труд" при социализме. Впервые в мировой истории В.И. Ленин на юридическом языке ввел в КЗоТ РСФСР 1918 г. понятие "свой труд", который может быть только при социализме.

В декабре 1922 г. В.И. Ленин уже болен, власть в РСФСР захватила сталинская советская буржуазия (советы без большевиков-коммунистов) во главе с Джугашвили, которая приняла в конце 1922 г. буржуазный КЗоТ РСФСР с юридическим механизмом отчуждения чужого труда (физической и умственной силы наемного раба) в частную и государственную собственность, который предусматривал механизмы выжимания, изъятия и присвоения добавочного труда для превращения его в капитал. Труд уже сразу становился отчужденным, чужим с момента продажи его с помощью трудового договора за зарплату не ниже МРОТ. 

Все заводы, фабрики были отняты у рабочих, и переданы в собственность государства и частников по ГК РСФСР 1922 года.

Все работы, письма, выступления, проекты подзаконных актов В.И. Ленина о "своем труде" были уничтожены сталинской буржуазией, а остался только ленинский КЗоТ РСФСР 1918 и практика его применения, опубликованная рядом изданий в 1918-22 годах! 

Сегодня сталинский, буржуазный КЗоТ РСФСР 1922 г. продолжает действовать в форме ТК РФ, дословно восстановлен сталинский буржуазный ГК РСФСР 1922 г. в виде ГК РФ 1994 г., но уже с дополнениями об обращении интеллектуальной собственности.

Алексей Горохов

О соцдемах и коммунистах

Не далее как вчера уважаемый almaevnick2 сообразил:

«В чем отличие

Большевика от социал-демократа? СД понимает различие между словами «борьба» и «война», а большевик нет*. ____________ *когда перед борьбой стоит прилагательное «классовая». )))))))«

Пришлось мне написать комментарий, который решила выложить отдельной репликой:

Отличие между ними необходимо искать не в словах, а в делах.

И коммунист, и социал-демократ являются союзниками в деле отстранения крупной буржуазии от власти, но вот после их пути расходятся.

Коммунист выступает за дальнейшее разворачивание революции, диктатуру пролетариата и постепенный переход к новому способу производства — социалистическому.

Социал-демократу же, в силу его мелкобуржуазного сознания, это представляется хаосом. Поэтому соцдемы начинают воссоздавать старое буржуазное, хорошо им известное, государство с собою любимым в виде "мудрого вождя".

И в процессе такого строительства новой империи социал-демократы обязательно репрессируют коммунистов и дезъорганизуют пролетариат, превращая его в »стадо«. При этом прикрываясь коммунистической риторикой, кстати.

О сознании вообще и о классовом сознании в частности

Сознание рассматривается в философии, социологии и психологии. Можно отдельно рассматривать сознание в каждой сфере, хотя философское, социологическое и психологическое понятия сознания конечно связаны.

Материалисты исходят из того, что сознание – отражение материальной действительности мозгом человеком. Это и осознание самого себя. Сознание бывает индивидуальным и общественным.

Общественное сознание это сознание (какие-то взгляды, идеи) отдельных социальных групп. Развивается общественное сознание через индивидуальное, т.е. через сознательную деятельность отдельных людей. Общественное сознание влияет и на сознание отдельного человека. Так образом, общественное сознание и индивидуальное взаимосвязаны.

Примером общественного сознания (лишь примером общественного сознания одного уровня!) может служить религия или атеистические взгляды.

Общественное сознание имеет сложную структуру, выступает в разных видах, формах. Но главное – оно отражает общественное бытиё и проявляется в материальной и духовной культуре. Этим человек и отличается от животного. Мы исходим из того, что животные сознанием не обладают, так как у них нет культуры, посредством которой они бы  проявили своё, схожее по подвижности, сложности человеческому, сознание.

Если какие-то социальные группы объективно существуют, а не выделены чисто субъективно (ну например мы не можем объективно выделить группу хороших и группу плохих людей – это всё будет так…субъективное мнение)… Так вот, если группы существуют, то они, как минимум, имеют некоторые общие взгляды, идеи и прочее. Возьмём крупные, значимые группы, например нации. Несомненно, каждая нация обладает своим отличным от другой нации общественным сознанием, которое выражается в языке, традициях, национальной культуре. Наверное, никто не станет с этим спорить.

Возьмём совершенно другие социальные группы – например различающиеся по полу. Да! Это тоже социальные группы другого уровня, и, наверное, также никто не будет спорить, что у женщин есть свои общие черты сознания, у мужчин свои. Конечно, мне могут возразить, что в этом примере речь больше идёт об индивидуальном сознании – ну, т.е. об осознании себя мужчиной или женщиной. Тут уже подключается сознание из области психологии, но и социальная составляющая есть, поэтому мы можем говорить об общественном сознании и в этом случае, тем более что существуют женские движении, да уже и мужские…  

Можно выделить социальные группы и по возрасту. Так, детское сознание больше индивидуальное, конечно, ну просто потому, что дети сами не формируют свою общую культуру – она, в основном, формируется взрослыми, но тоже исходя из каких-то общих для всех детей взглядов и представлений, которые взрослые помнят и переносят из своего детства. А вот молодёжная социальная группа уже сама способна выразить в различных формах своё общественное сознание, которое проявляется в молодёжных субкультурах.

Можно взять уголовный мир — тоже своеобразная социальная группа. Те, кто непосредственным образом оказался в него вовлечённым, часто впитывают в себя и своеобразное уголовное общественное сознание.

Есть более мелкие социальные группы – к примеру, семья. Она тоже формирует своё малое общественное сознание. А если кто-то из членов семьи перестаёт в социальном и психологическом плане осознавать себя частью этой маленькой социальной группы, то даже если он живёт со всеми вместе, он уже членом семьи, в самом главном смысле, не является.

Некоторые социальные группы мы не выбираем, как, скажем, половые группы или возрастные. Некоторые можем выбрать осознанно. Совершенно точно можно переходить из одной социальной группы в другую. Иногда это неизбежно происходит, иногда это индивидуальный выбор. А иногда — вот как в случае с сексуальными меньшинствами. Ведь это тоже социальные группы (геи, транссексуалы) со своим общественным сознанием.

Уравнивать эти переходы, конечно, нельзя. Они отличаются и по значимости, и по последствиям. Так, если ребёнок не перешёл в следующую возрастную группу и остался на уровне детского сознания, это патология. И если старик ударился, что называется, в натуральное детство, то это тоже не очень хорошо. Если кто-то захотел поменять пол, то это вопрос очень спорный, однако мы наблюдаем подобное всё чаще. И если здесь идёт ломка индивидуального сознания, то, наверное, никто не будет отрицать, что общественное сознание, присущее сексуальным меньшинствам, играет в этом вопросе не последнюю роль – именно поэтому такое отношение во многих странах к пропаганде гомосексуазма, например. Во всяком случае, на наших глазах происходит активное формирование этого своеобразного общественного сознания.

Ну а если мы говорим о переходе в иную национальную социальную группу, то это, пожалуй, довольно распространённый переход, особенно сегодня. Многие переходят легко. Но возникают и проблемы, с которыми, в частности, сталкивается сегодняшнее европейское общество – имеются в виду мигранты из восточных стран, которые, по идее, должны принять национальное общественное сознание, однако часто этого не происходит.

Так вот различные виды общественного сознания существуют, выражаются в разных формах, и большинство это признают. 

Однако когда речь заходит о классах, то тут у некоторых происходит резкое торможение, граничащее с отторжением. Что это за классовое сознание? Какое такое классовое сознание? Это всё придумки коммунистов! Даже если соглашаются с объективным существованием классов как социальных групп, классовое сознание представляется чем-то надуманным, излишним. Под этим предлогом обычно переключаются на другие виды общественного сознания, которые представляются значимыми, и различия между ними выносятся как главные причины всех общественных противоречий. Ну как же! Вот существует религиозное общественное сознание – это да! В России в этом смысле православию отводится какая-то особая роль, на Востоке – мусульманству. Существует и национальное – конечно! Все мы слышали, к примеру, о «русском духе» или о массовом «американском патриотизме». А классовое сознание… Ну будто классы общественные это такие, больше условные, группы, поэтому о классовом сознании говорить излишне, а уж отводить ему какую-то особую роль в общественном процессе – и вовсе бессмысленно, а то и вредно.

Кто так считает, хочет он того или нет, по меткому замечанию Владимира Ильича Ленина, стоит на стороне класса… буржуазии. Ну вот так оно действительно выходит, потому что и отрицание роли классов в общественном развитии, и отрицание особого классового сознания, прежде всего у пролетариата, является одной из идей, присущих именно классовому сознанию буржуазии.

Классы объективно существуют. Основа их существования – экономика. А уж что может быть объективнее экономики? Класс, по уточнению Маркса, превращается в таковой, когда он начинает проявлять себя в политике. В политике в основном и проявляется классовое сознание.

Классовое сознание, как и другие виды общественного сознания, требует своего выражения. Отрицание роли классового сознания идёт от нежелания допустить активного проявления этого сознания со стороны рабочего класса. То, что оно у него есть, и именно оно поднимает рабочих на забастовки, это несомненно. Однако для класса буржуазии этого проявления классового сознания пролетариата уже более чем достаточно. Классовый антагонизм на уровне экономики – дело естественное для капиталистического общества и очевидное для буржуазии. Она уже научилась худо-бедно ослаблять проявление этого антагонизма разными методами — и идя на мелкие уступки рабочему классу, и через свои «карманные» профсоюзы рабочих. Т.е. если классовое сознание у рабочих и существует, то его можно как-то замазать, затушевать, а то и распылить. Во всяком случае, его возможно удерживать в неких рамках, и всем будет хорошо. Разве не об этом толкуют уже не одно десятилетие буржуазные идеологи, социологи и политики и те, кто разделяет их… общественное сознание? Причём, разделяющих можно отыскать и в среде самого рабочего класса.

Вот и получается: роль классового сознания рабочего класса принижается, само классовое сознание пролетариата усиленно размывается, а проявления – подавляются. При этом классовое общественное сознание буржуазии процветает, укрепляется его главенство в обществе. И тогда причины отрицания классового сознания как такового лежат в том, чтобы просто убрать (с политической арены, во всяком случае) противоположное, антагонистическое, общественное сознание, оставив, разумеется, своё.

Возможно, кто-то из представителей буржуазии наивно рассчитывает на то, что можно распространить своё буржуазное сознание на всё общество, включая рабочий класс. Однако это невозможно по объективным причинам – сознание определяется бытиём, а бытиё у основных классов капиталистического общества очевидно антагонистическое: одни продают свой труд, другие этот труд покупают. Чтобы что-то купить, нужны деньги. Задумайтесь, откуда у капиталиста деньги, если он, в отличие от пролетариата, свой труд не продаёт. Деньги за свой труд получает пролетариат, но купить труд за эти деньги не может, а капиталист может и продолжает покупать и покупать…

Коммунисты не скрывают, что делают ставку на классовое сознание пролетариата, которое очевидно существует, как и другие формы общественного сознания. Националисты, со своей стороны, делают ставку на национальное общественное сознание, верующие – на религиозное, и т.д. При этом коммунисты не отрицают существование других форм общественного сознания, прекрасно понимают, какую роль они играют, и главное – какие политические силы стоят за стимулированием того или иного вида общественного сознания. Если кто-то считает, что не надо вообще делать ставку ни на какое общественное сознание, то он зря думает, что к такому мнению прислушаются в этом обществе. Различные общественные сознания, даже те из них, которые по природе своей неантагонистичны, демонстрируют, по меньшей мере, стремление к укреплению, а то и к овладению всем обществом. На этом будут играть определённые политические силы в своих интересах, только усложняя и увеличивая клубок неразрешимых противоречий.

Коммунисты видят в классовых противоречиях — и на уровне бытия, и на уровне сознания – основное противоречие капиталистического общества и отводят пролетариату ведущую роль в устранении этого противоречия, что снимет искусственный антагонизм между другими общественными сознаниями, которые в условиях социализма будут развиваться эволюционным путём, дополняя друг друга, а не враждуя.

Почему коммунисты видят в классах и классовой борьбе основу современного общества и общественного развития, подробно объясняли основоположники марксизма-ленинизма в своих работах, споря со своими идеологическими оппонентами и из буржуазного лагеря и из левой среды. Так что критики и противники классового подхода существуют столько, сколько существует в оформленном виде само учение о классах и классовой борьбе. Не утихают идеологические баталии по этому вопросу до сих пор, несмотря на то, что классовая структура общества и сами классы претерпели значительные изменения со времён раннего марксизма. Уже сам факт того, что классовая структура капиталистического общества меняется, а классовые противоречия не только не исчезают, но и обостряются, как и идеологические споры, в которых проявляется классовый антагонизм на уровне общественного сознания, говорит о том, что классовый вопрос стоит вне времени.

Кроме того, классовое сознание проявляется в целом похоже, независимо от того, к каким другим социальным группам относятся представители классов и частью какого ещё общественного сознания они себя считают. Т.е. людей разных национальностей, разного вероисповедания, разных полов, возрастов, сфер профессиональной деятельности могут объединять черты одного классового общественного сознания. Так, присоединиться к забастовке с требованиями улучшить условия труда и поднять заработную плату (какие схожие требования везде!) могут работники фастфуда в США, транспортники Франции и женщины-рабочие на фабрике по пошиву одежды в Бангладеш. Готовы отстаивать свои права и рабочие местные, и гастарбайтеры, причём между ними может быть конфликт культур, а сплочённое проявление классового сознания однотипное. Чтобы в этом убедиться (тем, кто не очень знаком с современным рабочим движением) можно зайти на сайт LabourStart, который собирает информацию о забастовках в разных странах. И конечно, информации о забастовках капиталистов вы там не найдёте, просто потому что их не бывает, нигде. Капиталисты имеют своё классовое сознание, свои интересы и отстаивают их везде и всюду на удивление одинаково – например, увольняют рабочих, и в качестве экономии на заработной плате, и в качестве наказания. И это происходит во всех странах, и это происходило 100 лет назад.

Есть и такой феномен, касающийся классов и классового сознания – так называемое мелкобуржуазное сознание. Противоречивое мировоззрение мелких буржуа подробно описывали ещё Маркс, Энгельс и Ленин. Удивительно – мелких собственников становится всё меньше, а мелкобуржуазное сознание растёт в обществе – за счёт так называемого «офисного планктона», который зарабатывает себе на жизнь в миллионах мелких и средних фирм, далёких от материального производства. Не имея собственности на средства производства, они экономически являются наёмными работниками, однако условиями современного капиталистического общества поставлены перед лицом индивидуального выживания, как и классическая мелкая буржуазия, что и формирует их особое мелкобуржуазное мышление.

Таким образом, основные виды классового сознания демонстрируют удивительную живучесть, несмотря на явные структурные и иные изменения классового общества. И после этого утверждать, что классового сознания не существует или сомневаться в той роли, которую они могут играть? Но утверждают и сомневаются.   

Коммунисты утверждают обратное и не сомневаются – и тоже во всех странах, и тоже как 100 лет назад. И как 100 лет назад перед коммунистами стоит задача – не только отстаивать свою идеологию, представляющую тоже одну из форм общественного сознания, в спорах с оппонентами, но и заниматься политическим просвещением масс, в особенности пролетариата, потому что именно его классовые интересы они разделяют в первую очередь и именно его классовое сознание рассматривают как самое потенциально революционное в капиталистическом обществе и способное первым из всех классов и слоёв впитать в себя коммунистическую идеологию. Другие классы со временем подтянутся – уверены коммунисты. И тогда деление общества на классы исчезнет, и вот тогда классовое сознание перестанет существовать. И наверное, кто-то в будущем сможет сказать, перефразируя фразу из прошлого: 

Классовое сознание, в существовании которого так долго сомневались буржуазные идеологи прошлого, наконец действительно исчезло! Навсегда!

Татьяна Васильева

Что-то идет не так, не по плану...

Информационно-аналитический обзор

31 января по крупным городам России прокатились несанкционированные акции протеста против действующей власти. Прокремлёвские комментаторы ёрничают по поводу мизерного количества протестующих по сравнению с населением страны. Однако простая арифметика в политических столкновениях не работает. Недаром правозащитники сообщают о более чем 4 тысячах задержанных. Накал страстей толкает к активным действиям, которые были бы невозможны в обычных условиях… Кто спровоцировал столкновения, как Госдеп и МИД ругались друг с другом и почему был заблокирован центр Москвы? Разбираемся в итоговой новости сейчас.

«Росгвардеец», застигнутый врасплох протестующими
«Росгвардеец», застигнутый врасплох протестующими

Накануне протестов власти Москвы сделали протестующим прекрасный «психологический подарок»: было объявлено о закрытии целого ряда станций метро в центре города, а также о полном перекрытии пешеходного движения на большой территории вокруг Кремля и некоторых центральных улицах. Власти также объявили о закрытии в этой зоне кафе и ресторанов и предупредили о возможных дополнительных «ситуативных перекрытиях». Действительно, такие перекрытия произошли: по требованию полиции были дополнительно закрыты станции метро «Сухаревская», «Красные ворота» и «Сокольники».

Collapse )

Профсоюзы: органы пролетариата вчера, орудия капитала сегодня

В XIX веке, в период наивысшего расцвета капитализма, рабочий класс создал, порой ценою ожесточенной и кровавой борьбы, профессиональные организации, призванные обеспечивать защиту его экономических интересов: профсоюзы. Эти организации сыграли основополагающую роль в борьбе за реформы и существенное улучшение условий жизни трудящихся, какие только могла допустить система. Они также явились факторами классового объединения, способствовали росту солидарности и сознательности. В них активно участвовали революционеры, стремившиеся сделать их «школами коммунизма». Таким образом, хотя существование этих организаций было неразрывно связано с системой наемного труда, и уже в этот период они зачастую значительно бюрократизировались, тем не менее они являлись классовыми организациями – в тот период, когда уничтожение наемного труда еще не стояло в порядке дня.

Вступив в фазу упадка, капитализм утратил способность проводить реформы, направленные на улучшение положения рабочего класса. Потеряв всякую возможность выполнять свою изначальную функцию реальных защитников интересов пролетариата и оказавшись в исторической ситуации, когда лишь уничтожение наемного труда и, как следствие, их исчезновение, стали в порядок дня, профсоюзы, чтобы выжить, превратились в настоящих защитников капитализма, уполномоченных буржуазного государства в рабочей среде (подобной эволюции во многом способствовала их внутренняя бюрократизация и непреодолимое стремления государства периода упадка капитализма подчинить себе все сферы общественной жизни).

Антирабочий характер профсоюзов решительно проявился во время первой мировой войны, когда вместе с социал-демократическими партиями они участвовали в мобилизации трудящихся на империалистическую бойню. Во время послевоенного революционного подъема профсоюзы сделали все, чтобы воспрепятствовать попыткам пролетариата уничтожить капитализм. С тех пор их существование поддерживает не рабочий класс, а капиталистическое государство, для которого они выполняют очень важные функции:

  • активно участвуют в попытках капиталистического государства рационализировать экономику, регламентировать продажу рабочей силы и интенсифицировать эксплуатацию;
  • саботируют классовую борьбу изнутри, заводя забастовки и бунты в тупик, борясь с независимыми движениями путем открытых репрессий.

Так как профсоюзы лишились своего пролетарского характера, они не могут быть «отвоеваны» рабочим классом, в них невозможна деятельность революционного меньшинства. Уже более полувека рабочие все меньше интересуются участием в деятельности этих организаций, ставших по сути своей органами капиталистического государства. Борьба трудящихся против ухудшения условий жизни все чаще принимает форму «диких стачек» без участия профсоюзов и вопреки им. Руководимая общими собраниями бастующих (а в случае более широкомасштабного движения координация осуществляется комитетами делегатов, избранных собраниями и в любой момент подлежащих отзыву), эта борьба сразу же переходит в политическую плоскость, поскольку трудящиеся вынуждены противостоять государству в лице его представителей на предприятиях: профсоюзов. Только всеохватность и радикализация подобной борьбы позволит рабочему классу перейти в открытое наступление по всему фронту против капиталистического государства

Разрушение буржуазного государства требует уничтожения профсоюзов.

Причина антипролетарского характера старых профсоюзов не в их профессиональной организации, не в «плохих руководителях», а в невозможности сегодня оставаться постоянными органами подлинной защиты экономических интересов пролетариата. Следовательно, капиталистический характер этих органов свойственен всем «новым» организациям, выполняющим подобные функции, каковы бы ни были их организационные принципы и намерения. Это относится как к «революционным профсоюзам» или отдельным руководителям низовых профсоюзных организаций, так и к целому раду других органов (рабочие комитеты или ячейки, рабочие комиссии), которые могут возникнуть в результате борьбы даже в противовес существующим профсоюзам и попытаться взять на себя «изначальную роль» защиты непосредственных интересов трудящихся. На такой основе эти организации не смогут избежать хитросплетений интеграции в аппарат буржуазного государства, даже будучи неофициальными и нелегальными.

Всякого рода политика «использования», «обновления» или «отвоевания» организаций профсоюзного типа ведет к укрепления капиталистических институтов, зачастую уже отвергнутых трудящимися, и таким образом, по сути своей, способствует сохранению капитализма. После более чем полувекового опыта, наглядно показавшего антирабочую роль этих организаций, всякая защита подобной стратегии по существу не является пролетарской.

https://ru.internationalism.org/content/7-profsoyuzy-organy-proletariata-vchera-orudiya-kapitala-segodnya


Мелкобуржуазность, как она есть

На написание данной заметки меня подвиг сегодняшний комментарий «Якоммуниста» к моей вчерашней статье «О призывах к объединению всех левых сил в одну большую кучу». Вернее, всего одно предложение в нём (его я выделяю черным):

«1) кто мы такие, чтобы указывать пролетариям?                                                   А Вы, Смешинка, точно о пролетариях говорите? Хозяин работникам вообще-то каждый день указывает. Любая организация указывает. А без организации любой пролетарий не сможет одолеть буржуазию. Балаев это понимает, а Вы - нет.                                                                                                    2) Живое творчество масс, как обозвал революцию РД, это хаос разрушения. Честно, скажите, зачем Вам это нужно?»

В этой фразе, в этом утверждении, как в линзе сконцентрировано всё мелкобуржуазное понимание и революции, и истории СССР с его закономерным концом и пр. Сконцентрирована вся сущность мелкобуржуазного революционаризма, мелкобуржуазного сознания.

Мне сразу вспомнилось другое утверждение написанного в 1923г. кумиром Балаева, Мухина, Старикова, Якоммуниста, МитСколова и многих прочих на обложке ленинской брошюры «Государство и революция»:

Теория изживания (государства) есть гиблая теория»"

(Уж и не знаю: действительно ли был сделан такой неосторожный шаг со стороны Сталина или это придумка Роя Медведева. Однако, все последующие поступки и действия Сталина были в полном соответствии с духом этой надписи.)

Именно данных «товарищей» пролетариата, а подобные были и тогда, полно и сейчас, и имел в виду Ильич в той же «Государство и революция»:

"Главное в учении Маркса есть классовая борьба. Так говорят и пишут очень часто. Но это неверно. И из этой неверности сплошь да рядом получается оппортунистическое искажение марксизма, подделка его в духе приемлемости для буржуазии. Ибо учение о классовой борьбе не Марксом, а буржуазией до Маркса создано и для буржуазии, вообще говоря, приемлемо. Кто признает только борьбу классов, тот еще не марксист, тот может оказаться еще невыходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики. Ограничивать марксизм учением о борьбе классов - значит урезывать марксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии. Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма. И неудивительно, что когда история Европы подвела рабочий класс практически к данному вопросу, то не только все оппортунисты и реформисты, но и все «каутскианцы» (колеблющиеся между реформизмом и марксизмом люди) оказались жалкими филистерами и мелкобуржуазными демократами, отрицающими диктатуру пролетариата." (Ленин)

Страшно боятся мелкобуржуазные революционаристы живого творчества масс, т.е. диктатуры пролетариата. До судорог боятся. Хаосом она им представляется, Апокалипсисом, страшным Судом и концом Света. Не способно сознание буржуазное, религиозное, представить себе общество без Поводыря, без орудия классового господства(государства), где массы «отпущены на волю» и самоуправляются. Да что там социалистическое общество! Им отмирание государства в переходный период Кошмаром видится...)))

Не понимают мелкобуржуазные революционаристы сущности диктатуры пролетариата, не хотят ее признавать....

Дай им только власть снова и..., всё повторится. 

Опять они начнут усиливать государство, указывая людям, что читать, что смотреть, как ходить, что говорить, что думать, как дышать. Сапогами и пулями уничтожая несогласных. Снова начнут создавать Империю и, снова придут к тому же печальному итогу, что уже проходили. 

Теперь по некоторым другим комментариям к статье.

Многие писали, мол как это так, что не надо объединяться левым организациям?

Что есть, имеющиеся на сегодняшний момент левые организации? Все они созданны ДЛЯ пролетариата -это «приводные ремни» от буржуазного государства к пролетариату «для утешения угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его». Для объединения необходима организация созданная САМИМ пролетариатом в процессе его пролетарской классовой борьбы и, никакая иная тут не подходит.

Все имеющиеся организация ДЛЯ пролетариата, куда усиленно зазывают «объединяться» буржуазные зазывалы, находятся по другую сторону пролетарской баррикады. 

Так что, уважаемые, как и раньше, как писал Ильич: ««Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться». Ничего не изменилось...

Кто мы такие и имеем ли право?

Так же были некоторые комментарии с призывами «будить», «шевелить», «направлять» (и им подобные) ленивый, инертный пролетариат на какие-то действия или, даже, на революцию. 

Такое представление, такие призывы есть таже самая мелкобуржуазность, тоже самое недоверие, испуг перед «живым творчеством масс», желание не давать им свободы, попытка создать Вождя-поводыря, который будет указывать людям «как жЫДь». Тоже самое буржуазно-угодное дело, которым уже давно объединены все имеющиеся на настоящий момент легальные левые организации, созданные буржуазией для управления пролетариатом. Объединены в единый левый блок государственного буржуазного охранительства.

Мы, уважаемые господа-товарищи, есть блоггеры и к пролетариату, к его пролетарской борьбе отношения не имеющие абсолютно от простого русского слова «совсем». Рядом нас в этой борьбе не стояло.

Наша деятельность по написанию постов и срачу в формах сводится ТОЛЬКО к одному — наведению порядка в своих собственных головах. Но..., это уж у кого получится, а у кого и нет...

Поэтому «будить», «шевелить», «призывать» пролетариат к чему либо мы не имеем права. Вернее, право-то имеем, но слушать пролетариат нас не будет. Будет посылать по известному пролетарскому адресу и, будет совершенно прав.

Придет время и пролетариат, есть у него такое свойство, «проснется» САМ. 

И мало не покажется НИКОМУ.

И, дай Бог, чтобы, хотя бы, миллонная доля процента от того, что мы тут пишем, пригодилась бы пролетариату в его великой пролетарской борьбе....


Г.Мясников о наступлении бюрократии на пролетариат ("Очередной обман")

Гаврии́л Ильи́ч Мяснико́в (25 февраля 1889, деревня Березовка Чистопольского уезда Казанской губернии Российской Империи — 16 ноября 1945, Москва, СССР) — рабочий-революционер, публицист, один из лидеров мотовилихинских большевиков. Инициатор расстрела Великого князя Михаила Александровича. Член ВЦИК. Участник «Рабочей оппозиции» в РКП(б). Эмигрант-«возвращенец». Расстрелян в Москве в 1945г..
Гаврии́л Ильи́ч Мяснико́в (25 февраля 1889, деревня Березовка Чистопольского уезда Казанской губернии Российской Империи — 16 ноября 1945, Москва, СССР) — рабочий-революционер, публицист, один из лидеров мотовилихинских большевиков. Инициатор расстрела Великого князя Михаила Александровича. Член ВЦИК. Участник «Рабочей оппозиции» в РКП(б). Эмигрант-«возвращенец». Расстрелян в Москве в 1945г..

Во всех удобных и неудобных случаях, под всякими предлогами и без всякого предлога бюрократические вожаки из Цека ВКП (б) объясняются в любви к пролетариату и сердито порицают бюрократизм. 

Каждый раз лечение недугов бюрократической машины государства они обещают проводить через вовлечение рабочих и крестьян в государственную работу, и каждый раз все это кончается тем, что они несколько бюрократов из интеллигентов и крестьян заменяют бюрократами из рабочих, чтобы спекулировать на рабочем происхождении чиновников. Но как президент Германской республики — шорник Эберт, как президент Совета министров деревообделочник Шейдеман, как токарь по металлу военный министр Носке и т. д. И т. п. Не меняли сущности буржуазного государства, так не изменят чиновники из рабочих сущности социал-бюрократического, некапиталистического строя. 

Как для превращения буржуазного государства в государство рабочее необходимо «возвышение пролетариата на ступень господствующего класса», так и для превращения социал-бюрократического государства госкапиталистического строя в государство рабочее необходимо возвышение пролетариата на ступень господствующего класса. 

Collapse )

О событиях в республике Беларусь в августе 2020 года

По своей природе политический режим в Беларуси является постсоветским и постперестроечным. При этом Александр Лукашенко наследник позднесоветской партийной бюрократии не просто в силу хронологии пребывания при власти, а главным образом потому, что продолжает ее политический курс. Еще в советский период, до избрания президентом, он был участником реформирования политической и экономической системы. Будучи директором совхоза «Городец» он одним из первых стал внедрять т.н. арендный подряд, а будучи депутатом ВС БССР был активным участником фракции «Коммунисты Беларуси за демократию».

Глупо и наивно считать режим Лукашенко социалистическим. Он всегда был ориентирован на приватизацию и внедрение рыночных механизмов. Именно историческая роль и природа советской и постсоветской бюрократии, обуславливает политику режима Лукашенко. С одной стороны экономические интересы требуют дальнейшей приватизации и сворачивания социальных гарантий, с другой угроза потери контроля над собственностью со стороны империалистического капитала, вынуждает тормозить разгосударствление и идти на некоторые уступки трудящимся, усиливая при этом роль государственного аппарата.

Collapse )

В.И. Ленин в работе "Государство и революция" против оппортунистов Сталина, Зюганова и пр.

В.И. Ленин об опыте Парижской коммуны, о героизме попытки коммунаров.

В.И. Ленин приводит несколько примеров.

Во - первых, когда К.Маркс ещё до Коммуны в 1870 г. назвал свержение правительства глупостью, а уже в марте 1871 г., когда рабочим навязали бой, они его приняли и восстание стало фактом, то уже К. Маркс это приветствовал.

Во - вторых, пример с Г.В. Плехановым, который в ноябре 1905 г. поощрял борьбу рабочих и крестьян, а уже в декабре 1905 г. кричал " не надо было браться за оружие".

В.И. Ленин анализируя работы К. Маркса подчеркивает, что опыт, практика масс, революционной социальной материи первична, а уже теория, обобщение отражения закономерностей классовой борьбы - вторичны, чем уже занимаются единицы представителей революционных пролетарских классов! Однако без революционной теории о классовой борьбе не может быть самой революции, её движения. Восстание может быть, а революции - нет. Если опыт дает новые революционные знания, то уже обобщенные знания ведут пролетарские класс, народные массы в революцию, и к её развитию.

В.И. Ленин выделил эту мысль К. Маркса так: "В массовом революционном движении ... "он видел громадный важности исторический опыт", известный шаг вперед всемирной пролетарской революции, практический шаг, более важный чем сотни программ и рассуждений".

Анализируя этот опыт, нужно извлечь уроки и пересмотреть на основании его свою теорию - это был вывод К. Маркса, потом В.И. Ленина.

По этой причине вносится "поправка" к "Коммунистическому Манифесту" К. Марксом и Ф. Энгельсом на основании революционного опыта парижских коммунаров. В последнем предисловие к новому немецкому изданию "Коммунистического Манифеста" говорится, что программа "Коммунистический Манифест" уже " теперь местами устарела".

Что же нового увидел К. Маркс?

1. В.И. Ленин подчеркивает, что рабочий класс "не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей", то есть не может овладеть, владеть и использовать государство буржуазных классов в своих интересах, так как оно создано, чтобы самому быть господином над пролетариатом, чтобы экономить его рабочую силу в свою пользу, чтобы урезать её в свою пользу. Пролетариат не может владеть, распоряжаться и пользоваться буржуазными классами, и его государством. Государство - это зверь буржуазных классов, который вооружен клыками, острыми когтями и его можно и нужно, только, убить!

2. В.И. Ленин продолжает мысль: " Рабочий класс должен разбить, сломать "готовую государственную машину, а не ограничиваться простым захватом её",  то есть зверя буржуазных классов нужно убить! Государство - это аппарат насилия, который обеспечивает выжимание, изъятие и присвоение в частную или государственную собственность чужой физической, или умственной силы, в том числе полученную в результате выжимки добавочного труда, то есть это - экономия чужой силы, то есть это - экономика на чужой силе. Другое дело, экономить на природе, получать ренту, но это уже не формационный способ производства, а "азиатский".

К. Маркс прямо написал Кугельману, что новый опыт, новая революционная практика Французской революции в том, что нужно " не передать из одних рук в другие бюрократически-военную машину... а сломать её". Общим существенным свойством социально-экономической революции является то, что нужно "сломать бюрократически - военную государственную машину".
Во-первых, нужно сломать бюрократию государства - особый буржуазный класс, который профессионально занимается социальным, политическим, экономическим насилием, принуждением, управлением пролетарскими классами за деньги.
Во - вторых, нужно сломать, разбить  военных чиновников, офицерское сословие, которые обеспечивают экономию на штыках, с помощью судов, тюрем. В-третьих, сломать нужно государственную машину, разбить целое на части, чтобы машина не могла работать против пролетариат, экономить на жизни пролетарских классов.

В.И. Ленин говорит не только об общей сути революции, но и  об её особенностях:

1. Может быть так, что ломать нечего, что нет "бюрократически - военной государственной машины", тогда революция возможна без предварительного условия разрушения "готовой государственной машины", так было в Англии, когда она была чисто капиталистической без военщины, без бюрократии. Однако в 1917 г. уже эпоха первой великой империалистической войны, и уже нужно обязательно ломать военщину, бюрократизм.

Сегодня в странах Европы нет собственной военщины, но там войска НАТО, а точнее США, и их нужно разбить, сломать. Так было в Югославии, где НАТО разбил и СФРЮ, и национальные вооруженные силы. Так было в 2014 г. на Украине, где своя военщина слабая, и нужно было разбить, сломать всю наемную военщину!

В Европе, в условиях глобализма, очень организована бюрократия в Европейском Союзе (Европейский Парламент, Европейский Суд, Правительство), которая господствует над всеми национальными государствами, и она способна перебросить силы, средства туда, где будет рваться слабое звено капитализма.

2. В.И. Ленин видит особенности в силах, которые будут ломать"бюрократически - военную государственную машину". Бывает, что революции не затрагивают большую часть низов, классов, как было с буржуазными революциями. Например, политическая буржуазная революция в СССР, России в 1991- 93 г. была связана с переходом от советского государственного капитализма к частному капитализму путем приватизации, и в ней не участвовал советский пролетариат, он не взял оружие, и не вышел на защиту Советского парламента (Верховного Совета). Так было в Чили и других странах.

Однако бывают пролетарские революции, но сам пролетариат не составляет большинство народа. В 1917 г., как известно, рабочий класс был меньшинством всех пролетарских классов, причем находился в основных городах, но его ведущая политическая роль была не в силу его численность, а в силу того, что он занимал господствующее положение в современном тогда способе производства.
В.И. Ленин подчеркивает, что пролетарские, социально-экономические революции должны быть народными, так как "бюрократически - военная государственная машина" господствует, угнетает не только пролетарские классы, но и народ. В качестве примера В.И. Ленин привел Русскую революцию 1905-07 годов, которая пыталась опереться на союз пролетариата с крестьянством, где оба класса уже составляли народ. Крестьянство было мелкобуржуазным классом и Ленин пишет о необходимости свободного союза беднейшего крестьянства с пролетариями, так как " без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование. Уже после Октября 1917 г. В.И. Ленин написал, что в 1917 г. произошла пролетарская революция в городах, а в 1918 г. началась вторая революция, то есть крестьянская.

Сегодня уже класс специалистов занимает господствующее положение в современном способе производства и он является политическим ведущим классом всего пролетариат, в том числе рабочего класса, который уже занимает место силы, так как ещё дает товарную продукцию, продукты питания. В товарах уже застывает электрическая сила машин, умственная сила специалистов, что составляет до 70-80% всей стоимости продукции, а остальное приходится на физическую силу рабочего класса, который уже в большинстве случаев сам является оператором машин, а стоимость его физической силы ничтожна по сравнению с затратами умственной силы, которая, как правило, не измеряется, и не оплачивается. Крестьянства уже нет или оно ничтожно. Есть социальная группа пенсионеров, которые живут на отложенную зарплату на старость. Есть дачники - собственники и труженики в одном лице (до 40 млн. участков) - семейное коллективное натуральное хозяйство пенсионеров. В совокупности с пролетариатом они составляют народ - силу народной революции.

Пролетариат, его ведущая часть никогда не был и не будет большинством народа, но он будет ведущей силой всех пролетарских революций, цель которых сломать, разбить "бюрократически - военную государственную машину" буржуазии.

(Ссылка на работу В.И. Ленина "Государство и революция", ПСС, том 33, стр. 36-40.)

http://aleksgor.blogspot.com/2018/01/blog-post_11.html