Tags: религия

Эрзац-марксизм как религия

Тема марксизма как религии муссируется как либеральными демократами, так и великорусскими шовинистами, она начинается с отца позитивизма Огюста Конта, позитивисты не понимали не только марксизм, но философию вообще. Сегодня марксизм отождествляют с религией потому, что Маркс и Энгельс – якобы пророки, вместо прежнего бога – материя, Библия – «Капитал», в Мавзолее – святые мощи, существуют обрядность, культ личности мессии Сталина, сама теория – набор догм, марксистам присуща веронетерпимость и т.п.

Однако всё перечисленное никакого отношения к марксизму не имеет. Скажем, французский коммунист Андрэ Моруа писал: «Если бы Маркс ожил, первое, с чего бы он начал – с критики самого себя». И Крупская была против того, чтобы из тела Ленина сотворили фараона в гробнице. То, что именно марксисты первыми предсказали распад СССР, экономический, исторический марксистский анализ, марксистский анализ политических ситуаций – критиками марксизма не рассматриваются.

Нужно начать с того, что, несмотря на то, что Сталин в ссылке прошел некоторую школу марксизма, его интеллектуальный уровень был весьма низким.

Один из мифов о Сталине повествует, что у него была гигантская библиотека в 20 тыс. томов, и каждый из них он внимательно прочитал с цветными карандашами в руках. Данный миф распространяет, в частности, «историк» Юрий Жуков.

Если скорость чтения – примерно 50 страниц в час, если в средней книге порядка 300 страниц, то на всю библиотеку Сталин должен был бы потратить 300 : 50 х 20 000 = 120 000 часов или 120 000 : (24 – 8 часов сна) = 7500 дней = более 20 лет непрерывного, с утра до вечера, чтения.

Сталин считал себя специалистом в области языкознания, см., напр., ««Гений» ХХ века». Сталин редактировал книги, школьные учебники, сценарии фильмов, газетные статьи, научные тексты. Резко критиковал деятелей искусства, о драматурге и сценаристе Авдеенко высказался так: «Странное дело. Культуры у него мало, человек малограмотный, русским языком не владеет, а сколько у него нахальства литературного! Прямо диву даешься, когда читаешь…» (из выступления на совещании в ЦК ВКПб о кинофильме «Закон жизни» 9.9.1940).

Второй язык, особенно русский – дело непростое, как же им владел Сталин?
«Вот если бы спросили меня, кто лучше всех знает русский язык, - утверждал Михаил Калинин, - я бы ответил - Сталин» («Беседа с начинающими писателями»). 

Так ли это? Приведем примеры высказываний Сталина, которые показывают, откуда возникают такие чиновники, как Черномырдин.

  • «Логика в речах Ленина — это какие-то всесильные шупальцы, которые охватывают тебя со всех сторон клещами». 
  • «Сделать круто поворот к отступлению с тем, чтобы механически отпали от оппозиции приставшие к ней грязные хвосты». 
  • «Волны социалистической революции неудержимо растут, осаждая твердыни империализма... Почва под ногами империализма загорается».
  • «Хочется одним словом охарактеризовать эту кипучую жизнь: горение» 
  • Обратить в щепки карточый домик их мишурной "победы"». 
  • «Партния должна подковать себя на все четыре ноги».
  • «Теперь, когда первая волна подъема проходит, темные силы, спрятавшиеся было за ширмой крокодиловых слез, начинают снова появляться».
  • «Взнуздать революционного льва во всех странах мира». «Капитализм, развивавшийся в порядке загнивания». 
  • «Огни революции неизбежно должны прорываться... сводя насмарку капиталистические заплаты». 
  • «Революция ... всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьет тайных и явных врагов этих масс».
  • «Если один конец классовой борьбы имеет свое действие в СССР, то другой ее конец протягивается в пределы окружающих нас буржуазных государств».
  • «Осажденное царское самодержавие сбрасывает, подобно змее, старую кожу, и в, то время как недовольная Россия готовится к революционному штурму, оно оставляет (как будто оставляет!) свою нагайку и, переодевшись в овечью шкуру, провозглашает политику примирения».
  • «Все загоготали в отечественном болоте интеллигентской растерянности....Так они куковали и куковали, и докуковались наконец до ручки».
  • «Как известно, всякое животное имеет свою определенную окраску, но природа хамелеона не мирится с этим, - со львом он принимает окраску льва, с волком - волка, с лягушкой - лягушки, в зависимости от того, какая окраска ему более выгодна...»

Тут Сталин выступает еще и как великий зоолог, что он доказывает и в другом высказывании: 

«Если бы обезьяна всегда ходила на четвереньках, если бы она не разогнула спины, то потомок ее – человек – не мог бы свободно пользоваться своими легкими и голосовыми связками и, таким образом, не мог бы пользоваться речью, что в корне задержало бы развитие его сознания. Или еще: если бы обезьяна не стала на задние ноги, то потомок ее – человек – был бы вынужден всегда ходить на четвереньках, смотреть вниз и оттуда черпать свои впечатления; он не имел бы возможности смотреть вверх и вокруг себя и, следовательно, поимел бы возможности доставить своему мозгу больше впечатлений, чем их имеет четвероногое животное. Все это коренным образом задержало бы развитое человеческого сознания».

Хамелеон, стало быть, не мимикрирует, он не принимает окраску окружающего фона, чтобы слиться с ним и не потерять жизнь, он сам угрожает льву или волку.  Обезьяны, да и все четвероногие, по версии Сталина, смотрят только вниз. В данном фрагменте Сталин поправил и Энгельса, который считал, что человека из обезьяны сделал труд, а не поглядывание по сторонам. А вы говорите – почему Лысенко.

Что касается падежей и спряжений:

  • «Немецкие захватчики ... распяли на крест поляков, чехов, сербов». 
  • «… похоронить в гроб дело социализма». 
  • «… в приезде, я думаю, не требуется». 
  • «… критика системы друг друга». 
  • «Надо уничтожить карточную систему по хлебу (может быть и по крупам и макарону)».

Сталин использует слова, значение который ему неизвестно: «плавный, огульный подъем вверх». «Сказать громко и резко (фактически сказать, а не на словах только!..)»

Сергей Кургинян пошел дальше Сталина: «Нужно внятно проартикулировать».

То есть, Сталин пытается блеснуть красивой революционной фразой, как это делают современные троцкисты, подлаживаясь под стиль начала ХХ века, при этом он не понимает, что только отдаляет себя от масс.

Приведем отрывок из знаменитой речи т. Сталина 1937 года, в которой он пытается в течении нескольких минут высказать очень сложную мысль о том, что некоторые депутаты не достойны их постов и избиратели могут их досрочно отзывать, при этом путая Гоголя с Гегелем (в большинстве более полных роликов этот момент вырезан): 

Безликое, пустое выступление. Обратите внимание: Сталин переминается с ноги на ногу, как двоечник у школьной доски. В чем тут дело? Дело в том, что у него афазия.

Покажем это на примере фрагмента из брошюры Сталина «Экономические проблемы социализма»:

«… нельзя отрицать, что исчезновение этого существенного различия между сельским хозяйством и промышленностью должно иметь для нас первостепенное значение. То же самое нужно сказать о проблеме уничтожения существенного различия между трудом умственным и трудом физическим. Эта проблема имеет для нас также первостепенное значение. До начала разворота массового соцсоревнования рост промышленности шел у нас со скрипом… 

Объясняется это главным образом тем, что культурно-технический уровень рабочих был слишком низок и далеко отставал от уровня технического персонала. Дело, однако, изменилось коренным образом после того, как соцсоревнование приняло у нас массовый характер. Именно после этого промышленность пошла вперед ускоренным темпом. Почему соцсоревнование приняло массовый характер? Потому, что среди рабочих нашлись целые группы товарищей, которые не только освоили технический минимум, но пошли дальше, стали в уровень с техническим персоналом, стали поправлять техников и инженеров, ломать существующие нормы… 

Следовательно, нельзя отрицать, что уничтожение существенного различия между умственным и физическим трудом путем поднятия культурно-технического уровня рабочих до уровня технического персонала не может не иметь для нас первостепенного значения. Некоторые товарищи утверждают, что со временем исчезнет не только существенное различие между промышленностью и сельским хозяйством, между физическим и умственным трудом, но исчезнет также всякое различие между ними. Это неверно. Уничтожение существенного различия между промышленностью и сельским хозяйством не может привести к уничтожению всякого различия между ними. Какое-то различие, хотя и несущественное, безусловно, останется ввиду различий в условиях работы в промышленности и в сельском хозяйстве. Даже в промышленности, если иметь в виду различные ее отрасли, условия работы не везде одинаковы… 

Если это верно, то тем более должно сохраниться известное различие между промышленностью и сельским хозяйством. То же самое надо сказать насчет различия между трудом умственным и трудом физическим. Существенное различие между ними в смысле разрыва в культурно-техническом уровне безусловно исчезнет. Но какое-то различие, хотя и несущественное, все же сохранится, хотя бы потому, что условия работы руководящего состава предприятий не одинаковы с условиями работы рабочих. Товарищи, утверждающие обратное, опираются, должно быть, на известную формулировку в некоторых моих выступлениях, где говорится об уничтожении различия между промышленностью и сельским хозяйством, между умственным и физическим трудом, без оговорки о том, что речь идет об уничтожении существенного, а не всякого различия».

Сталин подменяет различие между умственным и физическим трудом различием в культурно-техническом уровне, утверждает, что труд инженера отличается от труда рабочего «не существенно», что, разумеется, нелепо. Как говорил Марк Твен: «Умственный труд тоже вызывает пот. Но я ни за какие блага в мире не соглашусь махать кайлом хотя бы месяц».

Стоит обратить внимание на тяжеловесный стиль, на многочисленные повторы (выделены жирным шрифтом), которые присутствуют во всех речах и статьях Сталина. Это и есть афазия.

Как человек говорит – так он и мыслит. Пословица гласит: нет такой роли «король», короля играет свита. Мудрость Сталина – всего лишь миф, выдуманный его почитателями.

Тридцатые и сороковые

В 1930-м подверглись разгрому и были запрещены первые исследования в области теории информации как «троцкистские». Руководство «Коммунистического института журналистики», в которое входили учёные М. Гус и А. Курс, было объявлено «импортёрами буржуазного газетоведения».

В первой половине 1930-х и в конце 1940-х сравнительно-историческое языкознание было объявлено расистским, репрессиям подверглась славистика («дело славистов» в 1934-м), реабилитированная во время Великой Отечественной войны. Подверглись репрессиям десятки литературоведов. Запрещали исследования в педагогике, истории, философии, искусствоведении.

В конце 1940-х годов некоторые физические теории, в частности специальная и общая теория относительности и квантовая механика были подвержены критике как идеалистические. Так, специалист по квантовой статистике Румер был сослан на юг и 5 лет работал банщиком.

В конце 1948 г. началась подготовка Всесоюзного совещания заведующих кафедрами физики, назначенного на 21.3.1949, с целью исправления якобы имевших место упущений в физике. Был выпущен сборник статей «Против идеализма в современной физике», в котором подверглись критике советские последователи Эйнштейна. Предлагалось разгромить в физике «эйнштейнианство». Однако, когда зампред Совмина Берия, курировавший работы по созданию атомный проект, спросил у Курчатова, правда ли, что нужно отказаться от квантовой механики и теории относительности по причине их «идеалистичности», то услышал в ответ: «Если от них отказаться, то придётся отказаться и от бомбы». 

Берия заявил, что главное бомба, остальное - ерунда. Намечавшееся совещание было отменено.
Попытки с «марксистских» позиций пересмотреть теорию относительности Эйнштейна предпринимались в СССР и в конце 70-х, ректор МГУ А. А. Логунов выдвинул теории в рамках классической механики, которая согласовывалась с экспериментальным данными, но не имела сингулярных решений типа черных дыр.

Пятидесятые

Термин «кибернетика» ввел Платон, так он обозначил науку управления объектами, имеющими в своем составе людей, эти объекты он поименовал «гиберно».

В научный оборот термин ввел Ампер, в труде «Опыт о философии наук, или аналитическое изложение естественной классификации всех человеческих знаний» (1834, 1843) он определил кибернетику как науку об управлении государством, которая должна обеспечить гражданам разнообразные блага.
В Польше идеи Ампера поддерживал ученый Болеслав Трентовский, в России поддержали и реализовывали изобретатель «интеллектуальных машин», пионер применения перфокарт С. Н. Корсаков (1787—1853) и И. А. Вышнеградский (1831—1895), основоположник теории автоматического регулирования.

В советской прессе сталинского периода кибернетика подверглась резкой критике.

«Буржуазная печать широко разрекламировала новую «науку» - кибернетику. Эта модная лжетеория, выдвинутая группкой американских ученых, претендует на решение всех стрежневых научных проблем и на спасение человечества от всех социальных бедствий. … По утверждению кибернетиков, поводом к созданию их лженауки послужило сходство между мозгом человека и современными сложными машинами… Испытывая страх перед волей и разумом народов, кибернетики тешат себя мыслью о возможности передачи всех жизненных функций, свойственных человеку, автоматическим приборам. Нельзя ли вместо стоящего у конвейера пролетария, бастующего при снижении зарплаты, голосующего за мир и коммунистов, поставить робота с электронными мозгами? Нельзя ли вместо летчика, отказывающегося уничтожать работающих на рисовых полях женщин, послать бесчувственное металлическое чудище? В судорожных попытках реализовать свои агрессивные замыслы, а американский империализм бросает на карту всё – бомбы, чумных блох и философствующих невежд. Усилиями последних и сфабрикована кибернетика – лжетеория, предельно враждебная народу и науке» (Михаил Ярошевский, «Кибернетика – наука мракобесов», Литературная газета №42 (2915) от 5.4.1952).

Вместе с тем, критике подверглись и высказывания математика Винера, не компетентного ни в биологии, ни и в обществоведении, противоречащие работам Сеченова и Павлова, отвергающие возможность особой науки об обществе, что противоречило как марксизму, так и западной буржуазной социологии.

Научно-популярный журнал «Наука и жизнь» писал в 1953 году: 

Кибернетика является, таким образом, реакционной механистической теорией, стремящейся отбросить современную научную мысль, основанную на материалистической диалектике, далеко вспять - к изжитой и опровергнутой более ста лет назад механистической философии» (доктор философских наук Б. Э Быховский, «Наука современных рабовладельцев», июнь, 1953, С. 42).

В советском «Философском словаре» 1954 года кибернетика определяется как «реакционная лженаука».

Стоит отметить, что рабочие, стоящие у конвейера и занятые «монотонным, отупляющим, обезличивающим трудом» (Маркс, «Экономическо-философские рукописи 1844 года») не голосуют за коммунистов, в США при развитой конвейерной системе компартия почти исчезла. Больше того, конвейерные рабочие сами желали, чтобы их заменили автоматы, в конце 60-х в США прошли мощные забастовки против конвейерной обезлички, которые заставили бизнес внедрять неконвейерные системы.

Только в 1979-м биологи «осознали, что кибернетические метафоры программы, на которых базировалась молекулярная биология, представляли собой концепцию автономии, невозможную для живого существа».
Однако миф о сходстве человеческого мозга и компьютера бытует до сих пор.
То есть: критика была верна отчасти – в отношении того, что писала о кибернетике западная пресса и в отношении некомпетентных мнений ученых. Но критика вместе с водой выплескивала и ребенка.

Кибернетика подверглась гонениям и в развитых странах. В Чили в начале 70-х Луис Корвалан в рамках проекта «Киберсин» пытался ввести кибернетическую плановую экономику. Эксперимент был остановлен в результате путча 1973 года, организованного Вашингтоном, оборудование было уничтожено.

В современном понимании кибернетики как науки об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в машинах, живых организмах и обществе, термин впервые был предложен Норбертом Винером в 1948-м. Кибернетика как научная дисциплина была основана на работах У. Р. Эшби, Винера, Мак-Каллока, У. Г. Уолтер, фон Нейман и др.
Кибернетика не отвергает марксизм, она описывает другую сферу жизни общества, связанную с системами обратной связи, как теория вероятности или кластерный подход – ее статистическую сторону.

Триггер, на котором работают ЭВМ, изобрел в 1918 году советский ученый М.А. Бонч-Бруевич. Он возглавил созданную по указанию В.И. Ленина Нижегородскую радиолабораторию (НРЛ). Ленин направил ему телеграмму: «Пользуюсь случаем, чтобы выразить Вам глубокую благодарность и сочувствие по поводу большой работы радиоизобретений, которую Вы делаете. Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю вам оказывать этой и подобным работам».

Развитие кибернетики в СССР было начато в 1940-х годах. Развивались советская вычислительная техника. В конце 40-х появились первые в мире ЭВМ современного типа – аналоговые.

В 1948-м Патентным бюро госкомитета Совмина СССР по внедрению передовой техники в народное хозяйство было зарегистрировано изобретение Б. И. Рамеева и И. С. Брука цифровой ЭВМ (свидетельство №10475 с приоритетом 4.12.1948).  В 1950-м была введена МЭСМ (Малая электронная счётная машина), в 1951 – серия М1, в 1953-м - БЭСМ-1, БЭСМ-2, серия «Стрела» и т.д. В 1958-и в издательстве «Советское радио» выходит перевод книги Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». Развивалась и математика управленческих процессов, напр., в работах Л. С. Понтрягина по оптимальному управлению. В1955-м в 4-м номере журнала «Вопросы философии» вышла статья математиков С. Л. Соболева, А. И. Китова и А. А. Ляпунова «Основные черты кибернетики». В 1962 году вышла книга А. Ивахненко «Техническая кибернетика. Системы автоматического управления с приспособлением характеристик». Много писал о кибернетике и пропагандировал вычислительную технику А. И. Берг, позднее сделал крупный вклад в кибернетику академик В. Глушков. В 60-е семейство ЭВМ «Мир» опередило уровень США на двадцать лет.

Тем не менее, в 1958 году, уже при Хрущеве, журнал «Техника молодежи» писал: «Кибернетика – реакционная лженаука, льющая воду на мельницу разнузданной империалистической пропаганды».

Резко негативно отнеслось к идеям Китова руководство Минобороны и ЦК КПСС, Китова исключили из партии и сняли с занимаемой должности.

Точно так же, как Сталин, Хрущев негативно относился и к генетике, история удушения которой в СССР хорошо известна (Струнников В. А., Шамин А. Н. Т. Д. Лысенко и лысенковщина. Разгром советской генетики в 30-40-х гг. Биология в школе. 1989. № 2. С. 15-20. Струнников В. А., Шамин А. Н. Т. Д. Лысенко и лысенковщина. Трудные годы советской биологии. Биология в школе. 1989. № 3. С. 21-25).

В апреле 1951 г. в Москве прошло Совещание по космогонии солнечной системы, на котором утверждалось, что «кризис и разброд в зарубежной астрономии отражает противоречия загнивающего капиталистического общества». Зарубежные астрономические теории были отвергнуты как идеалистические. Одним из основных объектов их критики вновь была теория относительности Эйнштейна, а также теория вероятности, в частности, понятие «математического ожидания».

В 1951-м была начата кампания по очищению советской химии от «буржуазных», «идеалистических» теорий и «рабского преклонения перед буржуазными научными авторитетами» (А. С. Сонин. Печальный юбилей одной кампании. Вестник РАН. 1991. Т. 61. № 8. С. 96-107).

Объектом критики стала «теория резонанса» в органической химии. Она была разработана американским химиком Л. Полингом как часть представлений о природе химической связи. В  1954-м Полинг получил ха эту работу Нобелевскую премию.

В СССР теория резонанса была объявлена «идеалистической» — и поэтому неприемлемой.

Репрессиям подверглись сотрудники химфака МГУ Я. К. Сыркин и М. Е. Дяткина, сотрудник ЛГУ М. В. Волькенштейн, им пришлось сменить место работы.

В июне 1951 г. Всесоюзная конференция по состоянию теории химического состава органической химии, объявила резонансную теорию буржуазной лженаукой, доклад был направлен Сталину. «Совещание вскрыло всю порочность, весь огромный вред "теории резонанса", отметив, что идеологические извращения в вопросах химической теории находятся в тесной связи с враждебными теориями в биологии и физиологии и представляют единый фронт борьбы реакционно-буржуазной идеологии против материализма» (Б. Н. Степаненко, Органическая химия. Учебник для фармацевтических школ. М.: Медгиз, 1951. С. 43-44).

***

На протяжении всей истории человечества религия тормозила развитие науки и репрессировала ученых.

Так, гонениям была подвергнута гелиоцентрическая система Коперника, потому что вращение Земли вокруг Солнца противоречило текстам Псалмов (Псал. 103:5), стиху из Экклезиаста (Екк. 1:5), а также эпизоду из «Книги Иисуса Навина» (Нав. 10:12), где говорится о неподвижности Земли и движении Солнца. Галилей за отстаивание системы Коперника был подвергнут пыткам. По сей день католики отмечают рождество Христово по старому стилю.

Аналогично ученые в СССР в период правления Сталина ссылались в концлагеря, их расстреливали, официальная идеология СССР душила науку.

В 30-е Сталин отменил ленинские указы о борьбе с религией. С 1925 года РПЦ существовала без патриарха, в 1943 году Сталин позволил провести его выборы. Была разрешена регистрация религиозных организаций, в 1943-1944 годах на освобожденных территориях начали массово открываться храмы. «Дорогой Иосиф Виссарионович!.. Русская церковь никогда не забудет того, что признанный всем миром Вождь, - не только Сталинской Конституцией, но и личным участием в судьбах Церкви поднял дух всех церковных людей…» - писали патриарший местоблюститель Сергий, митрополит Московский и Коломенский Алексий, митрополит Ленинградский Николай, митрополит Киевский и Галицкий (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 806. Л. 140).

Ныне Сталин – Саваоф, СССР – земля обетованная, откуда изгнали, лозунг возврата в СССР – тема второго пришествия.

Религия – не наука, это догматика. Диалектический материализм включает в свою систему каждое новое открытие, которое опровергает прежние представления  мире. Догматика не может включать новое в свою систему, поэтому она воспринимает новое как подрыв своих основ. Следовательно, эрзац-марксизм ВКПб-КПСС не имел отношения к диалектическому материализму.

Развитие производства, указывал Маркс, определяется тем, насколько наука стала производительной силой. Таким образом, развитие СССР шло не благодаря, а вопреки Сталину.

Борис Ихлов